<<
>>

§ 3. Деятельность кредитных организаций в качестве субъектов инфраструктуры срочного рынка

На срочном рынке кредитные организации активно действуют не только в

качестве участников рынка, но также и в качестве субъектов инфраструктуры срочного рынка. Кредитные организации на срочном рынке в качестве субъектов биржевой инфраструктуры вправе осуществлять функции брокера, управляющего, рейтингового агентства, клиринговой организации и/или центрального контрагента, депозитария, центрального депозитария, маркет-мейкера, финансового консультанта, в качестве субъектов внебиржевой инфраструктуры - репозитария и расчетного агента.

В связи с тем, что в функционировании срочного рынка большую роль играют кредитные организации, следует согласиться с утверждением, что «некоторые рынки, в частности, фьючерсные и опционные, превратились в настоящие межбанковские рынки, точнее, в рынки финансовых посредников»[229].

Если активное участие кредитных организаций на срочном рынке в качестве сторон по срочным сделкам обусловлено по большей части доступностью им капитала, то осуществление функций субъектов инфраструктуры срочного рынка объясняется тем, что фактически кредитные организации в процессе осуществления деятельности в качестве субъектов инфраструктуры осуществляют аналогичные операции, что и при осуществлении своей основной деятельности, например, клиринг или кредитование клиентов при совершении ими маржинальных сделок.

Активное участие кредитных организаций в качестве субъектов инфраструктуры объясняется также требованиями, которые предъявляются к лицам, обладающим статусом кредитной организации и к лицам, являющимся субъектами инфраструктуры срочного рынка (в особенности к субъектам биржевой инфраструктуры).

Во-первых, к кредитным организациям и субъектам биржевой инфраструктуры предъявляются финансовые требования. Размер уставного капитала для банков установлен в сумме 300 млн. рублей, для небанковской

кредитной организации, осуществляющей расчеты по поручению юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам - 90 млн.

рублей, для небанковской кредитной организации, осуществляющей переводы денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними иных банковских операций - 18 млн. рублей.

Кредитные организации обязаны формировать резервы на возможные потери. Под возможными потерями кредитной организации применительно к формированию резерва понимается риск понесения убытков по причине возникновения одного или нескольких следующих обстоятельств:

неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательств контрагентом кредитной организации по совершенным ею операциям (заключенным ею сделкам) или вследствие неисполнения обязательств лицом, надлежащее исполнение обязательств которого обеспечивается принятым на себя кредитной организацией обязательством;

обесценение (снижение стоимости) активов кредитной организации;

увеличение объема обязательств и (или) расходов кредитной организации по сравнению с ранее отраженными в бухгалтерском учете. [230]

Кредитные организации обязаны депонировать в Банке России резервы в процентном отношении к резервируемым обязательствам кредитной организации. Резервные требования применяются в целях регулирования общей ликвидности банковской системы Российской Федерации и контроля денежных агрегатов посредством снижения денежного мультипликатора.

Под резервируемыми обязательствами понимаются обязательства кредитной организации в валюте Российской Федерации и в иностранной валюте.[231]

Кредитные организации должны соблюдать обязательные нормативы, устанавливаемые Банком России. К обязательным нормативам, например,

относятся: достаточности капитала; ликвидности; максимального размера крупных кредитных рисков; максимального размера кредитов, банковских гарантий и поручительств, предоставленных банком своим участникам (акционерам); использования собственных средств (капитала) банков для приобретения акций (долей) других юридических лиц и др.[232]

Единственными финансовыми требованиями к субъектам биржевой инфраструктуры являются требования к минимальному размеру собственных средств.

Для брокеров минимальный размер собственных средств установлен в сумме 3 млн. рублей, за исключением брокеров, имеющих право на основании договора на брокерское обслуживание с клиентом использовать в своих интересах денежные средства клиентов и (или) совершать сделки с ценными бумагами и производными финансовыми инструментами за счет клиентов без привлечения другого брокера (агента) - 35 млн. рублей, если они являются участниками саморегулируемой организации - 15 млн. рублей; брокеров, осуществляющих деятельность только по заключению договоров, являющихся производными финансовыми инструментами, базисным активом которых является товар - 5 млн. рублей.

Для управляющих минимальный размер собственных средств установлен в сумме 35 млн. рублей, а для управляющих, которые являются членами саморегулируемых организаций - 5 млн. рублей. [233]

Минимальный размер собственных средств клиринговой организации должен составлять не менее 100 миллионов рублей (ч. 1 ст. 8 Закона о клиринге).

Во-вторых, к руководителям кредитных организаций и руководителям субъектов биржевой инфраструктуры предъявляются определенные квалификационные требования. Например, в числе прочего руководители

кредитных организаций должны иметь высшее юридическое или экономическое образование и опыт руководства отделом или иным подразделением кредитной организации, связанным с осуществлением банковских операций, не менее одного года, а при отсутствии специального образования - опыта руководства таким подразделением не менее двух лет, а также у них должна отсутствовать неснятая или непогашенной судимости за совершение умышленных преступлений.

Руководитель субъекта биржевой инфраструктуры, как правило, должен иметь высшее образование, опыт работы в должности руководителя отдела или иного структурного подразделения организаций, осуществляющих деятельность на финансовом рынке, а также должна отсутствовать судимость за совершение экономических преступлений и/или преступлений против государственной 234

власти.[234]

В-третьих, кредитные организации и субъекты биржевой инфраструктуры должны соблюдать режим тайны в отношении сведений о клиентах и их операциях.

Кредитные организации должны соблюдать режим банковской тайны.

Что касается, субъектов биржевой инфраструктуры, то, например, согласно ч. 1 ст. 20 Закона о клиринге клиринговые организации и лицо, осуществляющее функции центрального контрагента, обязаны обеспечить конфиденциальность информации, составляющей коммерческую, банковскую и иную охраняемую законом тайну, конфиденциальность информации об обязательствах, в отношении которых проводится клиринг, конфиденциальность сведений, предоставляемых участниками клиринга, конфиденциальность информации о торговых счетах депо и торговых товарных счетах и конфиденциальность информации об операциях по указанным счетам, о которой стало известно в связи с оказанием клиринговых услуг и (или) осуществлением функций центрального контрагента.

В-четвертых, для кредитных организаций и субъектов биржевой инфраструктуры установлены особенные требования по ведению учета своих

операций. Для кредитных организаций установлены специальные правила бухгалтерского учета и финансовой отчетности. Для субъектов биржевой инфраструктуры установлен порядок ведения внутреннего учета сделок, включая 235

срочные сделки. [235]

В-пятых, для кредитных организаций и некоторых субъектов биржевой инфраструктуры установлены требования по разработке системы мер управления рисками. Например, в соответствии с ч. 1 ст. 22 Закона о клиринге клиринговая организация обязана организовать систему управления рисками, связанными с осуществлением клиринговой деятельности и операций с собственным имуществом, которая должна соответствовать объему и характеру операций, совершаемых клиринговой организацией. Для организации системы управления рисками клиринговая организация обязана назначить должностное лицо или сформировать отдельное структурное подразделение.

Тем самым, к кредитным организациям и субъектам биржевой инфраструктуры предъявляются аналогичные требования, но к кредитным организациям более жесткие, что несомненно облегчает кредитным организациям получение лицензии на осуществление клиринговой деятельности и лицензии на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг.

[236]Более того, многие требования, предъявляемые к лицам, претендующим на получение указанных лицензий, не распространяются на кредитные организации, поскольку они уже отвечают им в силу статуса кредитной организации.

Следует отметить, что с приобретением лицензии на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, «статус кредитной в этом случае организации продолжает оставаться доминирующим: юридическое лицо

продолжает оставаться банком (или небанковской кредитной организацией), в той же самой организационно-правовой форме, с тем же уставным капиталом, руководящими органами и т.д. Иными словами, статус профессионального участника фондового рынка может быть получен кредитной организацией лишь в дополнение к ее основному статусу, но никак не наоборот: ни одно юридическое лицо, имеющее лицензию профессионального участника рынка ценных бумаг, не может получить в дополнение к ней лицензию на осуществление банковских

237

операций».[237]

Как было показано в предыдущей главе, главное отличие субъектов инфраструктуры срочного рынка от участников срочного рынка заключается в отсутствии имущественного или иного интереса у субъектов инфраструктуры в отношении заключаемых участниками рынка срочных сделок. То есть, субъекту инфраструктуры должно быть «все равно» какой вид срочной сделки заключается его клиентом (участником срочного рынка), что является базовым активом, по какой цене заключаются сделки.

При совмещении коммерческой организацией статуса кредитной организации и субъекта инфраструктуры срочного рынка увеличивается риск возникновения заинтересованности в отношении совершаемых своими клиентами срочных сделок. Это можно описать на следующих примерах.

Например, ПАО «А» является заемщиком по кредитному договору у Банка «Б». У ПАО «А» возникают финансовые трудности с выплатой кредита банку, его кредитный рейтинг падает, стоимость торгуемых на бирже акций также снижается. Банк «Б», опасаясь невыплаты кредита ПАО «А», договаривается с ним, чтобы тот перекредитовался в другом банке (произвел рефинансирование в другом банке), в том числе под залог своих акций.

Чтобы повысить стоимость акций и в целом кредитный рейтинг ПАО «А», Банк «Б» в свою очередь, дает финансовые консультации и рекомендует своим клиентам по договору брокерского обслуживания покупать фьючерсные контракты, базовым активом которых

являются акции ПАО «А».

Возможна иная ситуация, когда Банк «Б» не будет способствовать реструктуризации задолженности по кредиту, а наоборот будет заинтересован в ухудшении финансового состояния ПАО «А», например, для получения корпоративного контроля над ПАО «А». В этом случае Банк «Б» будет давать финансовые консультации и рекомендовать своим клиентам продавать фьючерсные контракты, базовым активом которых являются акции ПАО «А».

Конечно, если банк сравнительно небольшой, и занимает небольшую долю как на рынке банковских услуг, так и на срочном рынке, то вышеописанные примеры вряд ли к нему применимы. Указанные примеры относятся к крупнейшим банкам, на которые, как правило, ориентируются другие участники финансовых рынков.

Считаем, что при совмещении коммерческой организацией статуса кредитной организации и субъекта инфраструктуры срочного рынка возникает также риск конфликта интересов. «В странах с развитой рыночной экономикой и фондовым рынком эти конфликты приобрели особый характер в связи с проблемой сочетания в лице финансового учреждения двух функций - продавца финансовых продуктов и инвестиционного советника. По мере развития рынка в банках также будет возникать конфликт интересов, когда банковский аналитик предоставляет инвесторам советы в условиях, когда руководство банка более заинтересовано в развитии бизнеса благодаря финансированию предприятия, чем в защите интересов инвесторов. Советы аналитика инвесторам обычно состоят в коротких посланиях по почте или по телефону относительно целесообразности приобретения или продажи каких-то акций. Оценка аналитика может быть сделана под влиянием мотивации, направленной на поддержание рыночной котировки ценных бумаг клиента банка»[238].

Действующее законодательство регулирует последствия возникновения конфликта интересов только для двух видов деятельности - брокерской и

доверительного управления. В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 3 Закона о рынке ценных бумаг в случае, если конфликт интересов брокера и его клиента, о котором клиент не был уведомлен до получения брокером соответствующего поручения, привел к причинению клиенту убытков, брокер обязан возместить их в порядке, установленном гражданским законодательством Российской Федерации. В соответствии с ч. 6 ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг в случае, если конфликт интересов управляющего и его клиента или разных клиентов одного управляющего, о котором все стороны не были уведомлены заранее, привел к действиям управляющего, нанесшим ущерб интересам клиента, управляющий обязан за свой счет возместить убытки в порядке, установленном гражданским законодательством.

Определение конфликта интересов установлено Постановлением ФКЦБ, в соответствии с которым под конфликтом интересов при осуществлении профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг понимается противоречие между имущественными и иными интересами профессионального участника рынка ценных бумаг (далее - профессиональный участник) и (или) его работников, осуществляющих свою деятельность на основании трудового или гражданско - правового договора (далее - работников), и клиента профессионального участника, в результате которого действия (бездействия) профессионального участника и (или) его работников причиняют убытки клиенту и (или) влекут иные неблагоприятные последствия для клиента (ч. 1 Постановления ФКЦБ).[239]

В литературе справедливо указывается, что действующее законодательство, регулирующее последствия возникновения конфликта интересов, несовершенно. А.В. Габов отмечает: «в первом случае регулируется только конфликт брокера и клиента, а во втором - конфликт управляющего и клиента, и разных клиентов управляющего. Понять логику законодателя здесь нельзя. Во-первых, у брокера также может быть несколько клиентов и может сложиться ситуация, когда брокер

действует в интересах одного клиента в ущерб другому, "перекладывая" бумаги одного на другого. К примеру, когда необходимо "вывести" кого-то из бумаг в деньги, как говорят профессионалы, их бумаги по более высоким ценам продают менее значимым клиентам, которым потом долго объясняют про общемировой финансовый кризис и т.п. Совершенно очевидно, что действующее регулирование такого рода случаи охватить не способно. Во-вторых, что значит конфликт интересов клиентов одного управляющего? Означает ли это, что Законом регулируется конфликт между клиентами управляющего? Если это так, то это абсурдно: сами клиенты ни в каком конфликте между собой не состоят - конфликт создают действия профессионального участника в интересах одного лица за счет другого. Подобного рода описание конфликта не может не настораживать».[240]

В рассмотренных нами примерах действий Банка «Б» интересам клиентов банка - участников срочного рынка противопоставляются интересы брокера - банка, которые лежат в плоскости банковской деятельности. Другими словами, банк реализует свои интересы, возникающие на рынке банковских услуг за счет интересов клиентов на срочном рынке. Чтобы квалифицировать такое противоречие интересов в качестве конфликта интересов по смыслу определения, указанного в Постановлении ФКЦБ, необходимо, чтобы действиями Банка «Б» были причинены убытки своим клиентам по договору брокерского обслуживания. Во-первых, такие убытки крайне сложно доказать[241], во-вторых, клиенты банка по договору брокерского обслуживания вообще могут не понести убытков.

Что касается положения заемщика банка, то в этом случае он фактически становится «заложником» банка. В рассмотренных нами примерах действия банка, направленные на снижение стоимости акции заемщика для снижения его кредитного рейтинга в целом, следует квалифицировать как неправомерное использование инсайдерской информации в соответствии с ч. 1 ст. 6 Закона об

инсайдерской информации. Но даже если будет доказано, что банк осуществлял неправомерное использование инсайдерской информации, это практически никак не повлияет на стоимость акций заемщика банка и на его кредитный рейтинг.

Более того, Закон об инсайдерской информации регулирует вопросы неправомерного использования инсайдерской информации только на организованных торгах. Это означает, что банку не запрещено осуществлять такие действия на внебиржевом срочном рынке, например, при торговле кредитными дефолтными свопами, кредитным событием которых является дефолт заемщика банка.

До недавнего времени кредитные организации осуществляли деятельность на рынке Форекс, а именно заключали срочные сделки и оказывали услуги физическим лицам, не являющимися индивидуальными предпринимателями, по брокерскому обслуживанию на внебиржевом валютном срочном рынке.

Форекс (англ. FOREX) - сокращение от английского выражения Foreign Exchange, что по-русски звучит как «купля-продажа валют». Рынок Форекс не является «рынком» в общепринятом смысле этого слова. Этот термин, обозначающий взаимный обмен свободно конвертируемых валют, а не всей совокупности валютно-обменных операций. В обмене участвуют центральные банки, экспортёры и импортёры, банки и другие участники рынка. Цели операций на рынке Форекс могут быть регулирующими (валютные интервенции Центробанков), торговыми, хеджирующими и спекулятивными. Рынок Форекс - межбанковский.[242]

На примере банка ВТБ 24 порядок совершения сделок и оказания услуг на рынке Форекс можно представить следующим образом.

Физическое лицо (клиент) путем простого присоединения заключает договор с кредитной организацией о проведении конверсионных арбитражных операций в иностранных валютах на условиях «Margin Trading». Также заключается договор

об открытии и обслуживании расчетного валютного счета (так называемый Гарантийно-торговый счет) для проведения конверсионных арбитражных операций в иностранной валюте на условиях «Margin Trading». Расчетное обслуживание осуществляется исключительно для проведения расчетов по операциям, предусмотренным в договоре о проведении арбитражных конверсионных операций в иностранных валютах на условиях «Margin Trading». Далее клиент перечисляет на Гарантийно-торговый счет денежную сумму, достаточную для возможности проведения операций. Следует указать, что внесенная клиентом денежная сумма выступает в качестве обеспечения, списание денежных средств кредитной организацией происходит в случае возникновения убытка по позиции клиента, образовавшегося по результатам зачета встречных однородных требований по конверсионным арбитражным операциям. Торговля осуществляется путем использования специального программного обеспечения (например, «OnlineBroker», «MetaTrader», «QUIK») по сети Интернет.[243]

Механизм торговли заключается в том, что клиент дает заявку «на покупку» или «на продажу», то есть на открытие длинной или короткой позиции по какой- либо валютной паре, например, Евро/Доллар или Доллар/Йена. Например, подав заявку «на покупку» Евро/Доллар, клиент рассчитывает, что курс Евро вырастет по отношению к Доллару. Затем, наблюдая динамику курса валют, анализируя сообщения из новостных лент и т.д., клиент дает заявку на закрытие позиции. Когда позиция закрывается, клиент фиксирует результат - прибыль или убыток.

Заключаются также сделки валютный своп - операция, состоящая из двух противоположных конверсионных сделок на одинаковую сумму торгуемой валюты с разными датами валютирования и разными обменными курсами. Своп типа «tom/next» (том/некст) означает проведение двух конверсионных сделок, расчеты

по первой из которых осуществляются на дату валютирования «том» (tom), то есть первый рабочий день после дня заключения сделки, не считая выходные и праздничные дни, а по противоположной ей - на дату «спот», то есть второй рабочий день после дня заключения сделки, не считая выходные и праздничные

244 дни.[244]

Клиент кредитной организации осуществляет торговлю на рынке Форекс с использованием кредитного плеча, то есть за счет заемных средств кредитной организации. Размер кредитного плеча зависит от размера суммы обеспечения на Гарантийно-торговом счете клиента. Использование кредитного плеча, например, 1:200 означает, что при 500 долларах на счету клиент может торговать лотом стоимостью 100000 долларов. Использование кредитного плеча с одной стороны дает возможность получить большую прибыль, с другой стороны содержит большие риски, поскольку при определенных условиях изменение курса валюты на один пункт может повлечь убытки равные всей сумме обеспечения на Гарантийно­торговом счете клиента. Следует отметить, что законом ограничен максимальный размер кредитного плеча, который составляет 1:50.

Таким образом, мы видим, что фактически торговли валютой не происходит, то есть физической поставки валюты нет. Относительно правовой природы вышерассмотренных сделок в юридической литературе и в судебной практике указывается, что такие сделки следует рассматривать как производные финансовые инструменты - расчетные деривативы, базовым активом которых являются курсы 245 валют.[245]

Так, в одном из судебных апелляционных определений указывается: «Все маржинальные сделки с иностранной валютой на рынке FOREX, при которых оговариваются суммы сделок, а игра на рынке ведется только на разнице курсов, являются игровой (алеаторной) деятельностью, где инвестор помещает денежные

средства на депозит, и с этого депозита (или на его счет) перечисляются контрагенту денежные средства на соответствующую дату, то есть возникает разница в курсах. Такие операции аналогичны операциям с расчетными форвардами, которые рассматриваются как сделки-пари».[246]

В Концепции регулирования розничного рынка Forex в России, подготовленной НАУФОР, четко определены существующие проблемы на рынке Форекс. На наш взгляд, проблемы, которые вызваны именно положением дилингового центра как заинтересованного в «проигрыше» своего клиента, следующие.

Во-первых, это проблема манипулирования котировками. В отсутствие регулирования формирования котировок - произвольное, независимое от рыночной конъюнктуры, зачастую манипулятивное, их формирование является одним из наиболее распространенных способов злоупотребления на рынке Форекс. НАУФОР предлагает создать: 1) систему регулирования формирования котировок, которое должно обеспечивать юридическую определенность обязательств между сторонами, исключая возможность манипулирования котировками, при этом котировки должны быть как можно более близки к индикаторам, отражающим рыночную конъюнктуру; 2) систему контроля котировок - создание централизованного механизма проведения всех операций, фиксации и раскрытия котировок на рынке Форекс, позволяющего повысить дисциплину дилинговых центров и обеспечить возможность выявления злоупотреблений на этом рынке.

Во-вторых, это проблема имитации технических сбоев. В отсутствие контроля и распределения риска технических сбоев их имитация является одним из распространенных на практике злоупотреблений, препятствующих клиентам воспользоваться выгодным изменением котировок или минимизировать свои потери в случае невыгодного их изменения. Контроль за операциями на рынке Форекс, в том числе возможность закрыть позицию, зависит от доступа к серверу компании-контрагента или надежности связи с ней. В случае выгодного для

клиента изменения котировки на практике распространены случаи имитации технических сбоев и разрыва связи, препятствующие закрытию позиции и получения им дохода, до момента изменения котировок до выгодных для дилинговых центров или, по крайней мере, менее выгодных для клиента.

В-третьих, это проблема сделки «задним числом» - наиболее грубое злоупотребление, состоящее в имитации сделок клиента, невыгодных для него. Наиболее недобросовестные дилинговые центры злоупотребляют имитацией совершения клиентом невыгодных для него сделок «задним числом», лишая его возможности получения выгоды от своей позиции или закрывая ее с убытком для него. Отсутствие достаточной технической квалификации со стороны большинства клиентов, недоступность для них и возможности расследования технических аспектов совершения таких операций, а значит, возможности доказывания факта их отсутствия, делает их положение неравным по сравнению с положением 247

дилинговых центров. [247]

Указанные проблемы возникают в результате заинтересованности дилинговых центров в экономическом результате сделок, совершаемых клиентами. В жаргоне трейдеров на рынке Форекс некоторые дилинговые центры называют «кухнями». Это означает, что дилинговый центр вообще не выходит на межбанковский валютный рынок, и выступает некоей площадкой для проведения маржинальных конверсионных сделок - производных финансовых инструментов, базовым активом которых являются курсы валют. В лучшем случае такой дилинговый центр - «кухня» производит только клиринг обязательства своих клиентов между собой, в худшем случае выступает стороной по сделкам. Фактически «кухни» всегда заинтересованы в проигрыше своих клиентов, поскольку из этого складывается их доход, в этом случае «кухни» ничем не отличаются от букмекерских контор.

На наш взгляд Федеральным законом от 29.12.2014 № 460-ФЗ[248] статус дилингового центра следовало бы определить в качестве субъекта инфраструктуры, например, аналогично статусу центрального контрагента, но никак не дилера. Поскольку законодательно закрепляя возможность быть стороной по внебиржевой валютной срочной сделке, законодатель не решает проблему заинтересованности дилинговых центров в убытках своих клиентов.

Считаем, что законодательно необходимо закрепить запрет дилинговым центрам выступать стороной по сделкам на рынке Форекс, другой стороной которых являются физические лица, не являющиеся индивидуальными предпринимателями. Дилинговые центры должны быть обязаны заключать от своего имени сделки на аналогичных условиях, когда разнонаправленные поручения его клиентов «купить» и «продать» валюту не полностью зачитываются между собой. Такие сделки могут быть совершены дилинговым центром как на бирже, так и на внебиржевом рынке. Таким образом, дилинговые центры не будут заинтересованы в «проигрыше» своих клиентов, и, следовательно, у них не будет стимула к совершению недобросовестных (а в случае правового регулирования - неправомерных) действий.

Также представляется не совсем обоснованным запрет кредитным организациям осуществлять деятельность на рынке Форекс. Думается, что именно кредитные организации выступали бы наиболее эффективными и надежными посредниками на рынке Форекс, поскольку в силу специфики своей основной деятельности имеют возможность выходить на межбанковский валютный рынок. Кредитным организациям не запрещено создавать (участвовать в капитале) дилинговых центров, но в связи с этим, как отмечают представители банков, «разделение бизнеса приведет к увеличению затрат, «что скажется на стоимости услуг для клиента», и снижению надежности, «обслуживание в банке с жесткими

регуляторными требованиями будет выше, чем в небольшой компании»[249].

Деятельность кредитных организаций в качестве субъектов инфраструктуры срочного рынка, с одной стороны, уменьшает риски (например, операционный риск, риск неплатежеспособности контрагента) для участников рынка, поскольку кредитные организации, во-первых, обладают значительными финансовыми средствами; во-вторых, сотрудники кредитных организаций, как правило, имеют более высокую квалификацию и опыт на финансовом рынке в целом по сравнению с субъектами инфраструктуры, не являющиеся кредитными организациями; в- третьих, с момента создания кредитные организации находятся под «пристальным наблюдением» со стороны Банка России.

С другой стороны, деятельность кредитных организаций в качестве субъектов инфраструктуры срочного рынка может создавать проблемы, которые связаны с конфликтом интересов, возникающих из деятельности в качестве кредитной организации и деятельности в качестве субъекта инфраструктуры. Необходимо расширить правовое определение конфликта интересов, включить в него рассмотренные действия, представляющие собой недобросовестные практики поведения кредитных организаций на срочном рынке.

Правовое регулирование деятельности кредитных организаций на рынке Форекс следует изменить. Необходимо закрепить статус дилинговых центров, оказывающих услуги гражданам на рынке Форекс, в качестве субъектов инфраструктуры, а также отменить запрет кредитным организациям осуществлять деятельность на рынке Форекс.

<< | >>
Источник: Малов Григорий Александрович. КРЕДИТНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ НА СРОЧНОМ РЫНКЕ: ВОПРОСЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме § 3. Деятельность кредитных организаций в качестве субъектов инфраструктуры срочного рынка:

  1. § 2. Деятельность кредитных организаций в качестве участников срочного рынка
  2. § 2. Субъекты и средства государственного регулирования деятельности кредитных организаций на срочном рынке
  3. § 1. Правовое регулирование совмещения банковской деятельности и деятельности кредитных организаций на срочном рынке
  4. § 3. Саморегулирование деятельности кредитных организаций на срочном рынке
  5. Глава 2. Виды деятельности кредитных организаций на срочном рынке
  6. Глава 3. Правовые аспекты государственного регулирования и саморегулирования деятельности кредитных организаций на срочном рынке
  7. § 4. Субъекты срочного рынка
  8. Малов Григорий Александрович. КРЕДИТНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ НА СРОЧНОМ РЫНКЕ: ВОПРОСЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015, 2015
  9. § 1. Государственное регулирование рынка банковских услуг и срочного рынка
  10. Организация и типология региональной инфраструктуры развития малого инновационного бизнеса
  11. § 2. Предмет правового регулирования в сфере срочного рынка
  12. § 1. Правовое понятие срочного рынка
  13. 3.1 Развитие организационного управления деятельностью МИП на ос­нове формирования инновационной инфраструктуры региона
  14. §2. Понятие кредитной деятельности