<<
>>

2.2. Функциональная интеграция регулирования и надзора в современном банковском праве

В функциональном аспекте интеграция проявила себя как интеграция возможностей влияния на финансовую систему экономическими методами (методами кредитно-денежной политики) и административных полномочий.

Анализ истории регулирования и надзора финансовых рынков в последние десятилетия позволила специалистам высказать предостережение против излишнего увлечения отстранением центрального банка от регулирования и надзора - в том числе в административном смысле - финансовых рынков. В то же время интеграция данных аспектов и, как следствие, вовлечение центрального банка в процесс регулирования и надзора за банковской деятельностью, имеет то позитивное следствие, в силу которого происходит сближение макропруденциального (т.е. регулирования системы в целом) и микропруденциального (надзор за деятельностью отдельно взятых институтов) регулирования банковской деятельности.

Показательным примером является банковское право Великобритании. В течение длительного времени именно Банк Англии являлся регулирующим и надзорным органом в банковской системе этой страны. Как уже указывалось, в период с 2000 по 2013 г. в Великобритании действовала модель мегарегулятора, в соответствии с которой было создано Управление финансовых услуг (FSA). Формально регулирование финансового сектора в Великобритании характеризовалось как «тройственная», при которой в

регулирование были вовлечены три органа - Управление финансовых услуг, Банк Англии и Казначейство, а взаимодействие между ними определялось в специально заключенном трехстороннем Меморандуме , но это не должно заслонять от нас истинное положение дел, когда основной объем полномочий по регулированию финансового рынка был фактически сосредоточен в Управлении финансовых услуг.

Анализ причин недавнего финансового кризиса и требуемого улучшения системы регулирования банковского рынка позволил на официальном уровне сделать вывод, согласно которому достижение финансовой стабильности невозможно без участия центрального банка, но при этом возложить на центральный банк эту естественную для него обязанность бессмысленно, если при этом не наделить его административными полномочиями, позволяющими принудить финансовые организации изменить свое поведение и выполнить предписанные им действия.

Показательно в этом отношении выступление Управляющего Банком Англии в парламентском комитете, в котором Управляющий акцентировал внимание на том, что возложение законодателем на Банк ответственности за стабильность финансовой системы Соединенного Королевства бессмысленно без предоставления Банку Англии адекватных полномочий для достижения этой цели. По словам Управляющего, «для достижения финансовой стабильности полномочия Банка Англии ограничены правом подать голос и полномочиями по реорганизации. Банк больше похож на церковь, чья паства посещает свадьбы и похороны, но игнорирует сказанное в проповедях, находясь вне церкви... Опыт показывает, что попытки способствовать лучшей жизни, используя силу голоса, недостаточны. Предостережения вряд ли будут эффективны, когда людей просят изменить поведение, которое представляется им высокоприбыльным. Таким образом, непонятно, как Банк сможет выполнить свои новые статутные задачи, если мы не можем делать [168][169]

что-либо кроме издания проповедей или организации похорон... Доклады и выступления - важная вещь, но в конечном итоге я не думаю, что люди изменят свое поведение просто оттого, что мы публикуем доклады. Все, о чем я говорю, это необходимость четко увязать ответственность и

194

полномочия.» .

Вследствие такого понимания модель независимого мегарегулятора уступила место иной модели регулирования и надзора за банковской деятельностью в Великобритании. Созданная по закону о финансовых услугах 2012 г[170][171] система регулирования (надзора) в настоящее время сводится к следующему.

В Великобритании существует три органа, вовлеченных в регулирование и надзор финансовых услуг: Управление финансового поведения (Financial Conduct Authority), Управление пруденциального регулирования (Prudential Regulation Authority) и Банк Англии.

Управление финансового поведения унаследовало большую часть компетенции прежде существовавшего Управления финансовых услуг. Согласно закону, стратегическими целями деятельности Управления финансового поведения являются:

- обеспечение адекватного уровня защиты потребителей финансовых услуг,

- обеспечение целостности финансовой системы Соединенного Королевства,

- способствование эффективной конкуренции на финансовом рынке в интересах потребителей.

В соответствии с такими целями Управление выполняет свои общие функции, которые закон определяет как издание нормативных актов, кодексов поведения и общих руководств в соответствии с законом, равно как

определение общей политики и принципов, в соответствии с которыми осуществляются функции Управления.

При выполнении своей стратегической цели обеспечения защиты потребителей финансовых услуг статутное право предписывает Управлению принять во внимание различный уровень риска, присутствующего в различных финансовых продуктах, различный уровень опыта и познаний, которым располагают различные категории потребителей, потребности потребителей в своевременном предоставлении информации и консультаций, точных и полезных по своему содержанию, а также общие принципы, согласно которым потребители должны быть в состоянии принять ответственное решение в отношении финансового продукта, а от финансовых организаций ожидается должный уровень заботы о потребителях, и ряд других перечисленных в законе аспектов.

При выполнении стратегической цели обеспечения целостности финансового рынка Соединенного Королевства закон предписывает Управлению финансового поведения исходить из того, что целостность финансовой системы означает ее стабильность и устойчивость, неиспользование в преступных целях, отсутствие негативного влияния на финансовую систему поведения, которое может быть охарактеризовано как злоупотребление рынком, а также прозрачность формирования цен на финансовом рынке.

Цель обеспечения конкуренции на рынке финансовых услуг вводит в круг компетенции Управления финансового поведения такие вопросы, как легкость входа на финансовый рынок новых участников, насколько конкуренция на финансовом рынке способствует инновациям, а также последствия, которые конкуренция имеет для интересов потребителей финансовых услуг.

Создание Управления финансового поведения является хорошей институциональной иллюстрацией воплощения поведенческой составляющей в банковское регулирование (надзор).

Но это является не

единственной инновацией финансовой реформы 2012 г. в Великобритании - не меньшее значение имеет возрастание роли Банка Англии в процессе регулирования (надзора) банковской деятельности.

Закон о финансовых услугах 2012 г. возложил на Банк Англии ответственность за защиту и усиление финансовой стабильности Соединенного Королевства, управление кризисными явлениями в финансовой системе, контроль за платежными и клиринговыми системами. Но в этот раз речь идет не только о декларативном возложении ответственности без предоставления соответствующих полномочий - напротив, согласно законодательству, Банку Англии предоставлены структурно-институциональные инструменты для осуществления такой деятельности и возможности принудительного исполнения.

С этой целью по Закону о финансовых услугах 2012 г. создан новый орган - Управление пруденциального регулирования. Именно этот орган осуществляет пруденциальное регулирование и надзор - что является основной функцией этого органа - в отношении кредитных институтов, а также страховых компаний и крупных инвестиционных фирм. При этом кредитные институты подвержены двойному регулированию:

- пруденциальному регулированию со стороны Управления пруденциального регулирования,

- поведенческому регулированию со стороны Управления финансового поведения.

Основной задачей Управления пруденциального регулирования в соответствии с законом является способствовать обеспечению безопасности и устойчивости финансовой системы Соединенного Королевства. Эта задача должна осуществляться прежде всего путем:

- стремления обеспечить, чтобы бизнес кредитных институтов (и других финансовых институтов, подконтрольных Управлению), осуществлялся таким образом, который не должен иметь

отрицательных последствий для стабильности финансовой системы Соединенного Королевства, и

- стремления обеспечить минимальное негативное воздействие на финансовую систему Соединенного Королевства банкротства кредитных институтов.

С этой целью, в частности, Управлению пруденциального регулирования вменяется в обязанность разработать соответствующую стратегию и регулярно ее пересматривать.

Эта стратегия утверждается по результатам предварительной консультации с Банком Англии и должна быть опубликована. Как Управление пруденциального регулирования, так и Управление финансового поведения обязаны вести свою деятельность в соответствии с регулятивными принципами, о которых мы скажем ниже.

В рассматриваемом нами аспекте - усиление роли центрального банка в регулировании (надзоре) банковской деятельности - центральное значение имеет то обстоятельство, что Управление пруденциального регулирования создано в качестве структуры, подчиненной Банку Англии. В соответствии с Законом о финансовых услугах 2012 г. Председателем Управления пруденциального регулирования является Управляющий Банком Англии, Исполнительным директором (CEO) является заместитель управляющего Банком Англии по вопросам пруденциального регулирования, а правление Управления пруденциального регулирования состоит из председателя, исполнительного директора (которыми, как только что было сказано, являются соответственно Управляющий Банком Англии и его заместитель), заместитель управляющего Банком Англии по вопросам финансовой стабильности и других членов, которые назначаются Советом директоров Банка Англии при одобрении Казначейства. Тем самым налицо институциональное воплощение сосредоточения ключевых функций по регулированию (надзору) банковской системы в руках центрального банка.

По образному выражению, Управление пруденциального регулирования «сидит внутри Банка Англии»[172].

Наряду с Управлением пруденциального регулирования в структуре Банка Англии создан Комитет по финансовой политике (Financial Policy Committee), являющийся структурой Банка Англии и оказывающий содействие Управлению пруденциального регулирования в достижении цели защиты стабильности финансовой системы Соединенного Королевства, его деятельность фокусируется на идентификации, мониторинге и управлении рисками в финансовой системе.

Обратим внимание на следующее обстоятельство: речь не идет о том, что Банк Англии стал собственно регулятором - напротив, Закон о финансовых услугах 2012 г.

четко указывает, что под «регулятором» в тексте закона понимаются два органа - Управление пруденциального регулирования и Управление финансового поведения. Но при этом институциональная сторона регулирования структурирована таким образом, что центральный банк имеет достаточно полномочий, чтобы эффективно держать процесс регулирования и надзора за банковской деятельностью под своим контролем - в данном случае уже в силу того, что управление собственно регуляторами находится целиком в руках руководства Банка Англии.

Пример Великобритании в этом отношении не единственный. В качестве двух других страновых примеров можно привести Францию и Италию.

Во Франции серьезное участие Банка Франции в процессе регулирования и надзора за банковской деятельностью можно считать традиционным. В период существования формально нескольких органов, вовлеченных в процесс регулирования и надзора за банковской деятельностью, эти органы были существенно подконтрольны Банку Франции. Так, в период, когда лицензирование банковской деятельности

осуществлялось Комитетом кредитных институтов и инвестиционных компаний, этот орган возглавлялся председателем, которым по должности являлся либо Управляющий Банком Франции, либо назначенный им представитель. Основной надзорный орган - Банковская комиссия также возглавлялась председателем, которым по должности являлся Управляющий Банком Франции. Как в том, так и в другом органе в случае равенства голосов голос председателя являлся решающим.

Эта традиция сохранилась и впоследствии - выше были приведены основные положения, характеризующие статус и структуру Управления пруденциального контроля и реструктуризации. Являясь органом, осуществляющим регулирование и надзор в банковской системе, он возглавляется председателем, которым по должности является Управляющий Банком Франции, кроме того именно Банк Франции отвечает за комплектацию Управления профессиональными кадрами.

Таким образом, французская модель регулирования (надзора) банковской деятельности подтверждает, что хотя непосредственно Банку Франции административные полномочия в банковской системе не принадлежат, те органы, которые непосредственно располагают такими полномочиями, полностью подконтрольны Банку Франции.

Возрастание роли центрального банка в процессе регулирования и надзора банковской деятельности видно и на примере Германии, хотя при этом банковское законодательство этой страны предложило иную модель решения вопроса - не придание надзорных полномочий собственно центральному банку, но усиление взаимодействия между центральным банком и регулятором (БаФин). Этот подход нашел отражение на законодательном уровне в Законе о мониторинге финансовой стабильности,

197

вступившем в силу с 1 января 2013 г[173].

Банковское законодательство ФРГ исходит из принципиального разделения функций центробанка и регулятора следующим образом: центробанк осуществляет макропруденциальный надзор за финансовым рынком Германии, в то время как БАФИН осуществляет микропруденциальное регулирование. Этот подход законодателя оценивается в качестве реакции на недавний финансовый кризис, в связи с чем стало очевидной для надзорных органов не фокусироваться на индивидуальных участниках рынка, но рассматривать финансовый рынок как единое целое.

Усиление сотрудничества между Бафин и Бундесбанком не остается в законе на уровне декларации, но институционализируется в форме специального органа - Комитета по финансовой стабильности. Этот орган состоит из:

- трех представителей Федерального министерства финансов (один из которых делегируется в качестве председателя и один - заместителя председателя комитета),

- трех представителей центрального банка ФРГ,

- трех представителей от БАФИН,

а также представителя от Федерального агентства по стабилизации финансового рынка с правом совещательного голоса.

При выполнении своей основной цели, которую закон определяет как усиление сотрудничества в сфере финансовой стабильности (ст.2), Комитете призван решать ряд задач, в том числе:

- обсуждение факторов, играющих ключевую роль для финансовой стабильности,

- усиление сотрудничества между институтами, представленными в Комитете, в случае кризиса,

- консультации по поводу предостережений, издаваемых Европейским советом системного риска,

- подготовка докладов для Бундестага,

- издание предупреждений и рекомендаций.

Закон предусматривает ежеквартальные заседания комитета с возможностью более частых заседаний по мере необходимости. Решения принимаются простым большинством голосов.

Предупреждения и рекомендации, которые вправе издавать Комитет, адресуются Федеральному правительству, БАФИН или иному публичному органу ФРГ. Предупреждения предусматривают указание рисков, которые могут иметь последствия для финансовой стабильности, в то время как рекомендации указывают меры, которые представляются приемлемыми с целью избежать рисков.

Закон рассматривает Комитет финансовой стабильности не только во внутригосударственном аспекте - усиление сотрудничества органов, вовлеченных в регулирование и надзор банковской (финансовой) системы, но и в международном, установив обязанность Комитета сотрудничать с Европейским советом системного риска.

Закон также расширяет полномочия центрального банка ФРГ по получению информации от участников финансового рынка.

Таким образом, в рамках сложившейся в ФРГ модели регулирования и надзора банковской системы (при которой, по мнению представителя центрального банка ФРГ, «две организации выигрывают от опыта друг друга» ), создана структура, институционализирующая усиление роли центробанка в более широком контексте сотрудничества органов, вовлеченных в регулирование и надзор банковской системы.

Что касается Италии, то согласно банковскому законодательству этой страны полномочия по регулированию и надзору в банковской системе распределяются между тремя органами - Межминистерским комитетом по

198 Интервью с доктором Андреасом Домбретом (Дойче Бундесбанк) и Феликсом Гуфельдом

(БАФИН) - электронный ресурс: http://www.bafin.de/SharedDocs/Veroeffentlichungen/EN/Fachartikel/2013/fa bj 2013 08 interview hufeld dombret en.html

кредитам и сбережениям, Министерством экономики и финансов и Банком Италии. В руках Межминистерского комитета и Министерства экономики и финансов концентрируются, в основном, нормотворческие полномочия по принципиальным вопросам банковской деятельности, которые могут быть решены на уровне подзаконных нормативных актов, при этом закон специально наделяет Банк Италии правом разработки проектов соответствующих решений этих органов.

На сам же Банк Италии законодательством возложены полномочия по лицензированию, пруденциальному регулированию и надзору за банковской деятельностью, в связи с чем его полномочия обрисованы законом достаточно широко, при этом законодательство требует от Банка Италии опубликования принципов и методов его надзорной деятельности[174].

Мы полагаем, что примеры таких ведущих европейских стран, как Великобритания, Франция и Италия достаточно репрезентативны, чтобы подтвердить тезис о том, что в современном праве банковского регулирования и надзора центральным банкам отводится не только экономическая, но и сугубо административная роль. При этом пример Великобритании может служить иллюстрацией понимания того факта, что излишнее разделение экономической роли центрального банка и регуляторно-надзорной роли иного специально созданного органа оказывается не самым эффективным способом банковского регулирования и надзора в современных условиях - необходим разумный баланс экономических и административных методов воздействия со стороны одного регулятора или группы органов, в которых роль центрального банка определяется не договорными конструкциями (меморандум о взаимопонимании), но институционально-структурными методами, при которых центральный банк либо непосредственно осуществляет контрольно­надзорные функции, либо имеет возможность влиять на их осуществление,

имея институционально закрепленные структурные механизмы воздействия на органы, которые непосредственно осуществляют регулирование и надзор за банковской деятельностью.

В заключение данного параграфа оправданно привести данные о перспективах общеевропейского подхода к регулированию и надзору за банковской деятельностью. Этот подход в настоящее время развивается в направлении создания европейского банковского союза, который понимается как единая система регулирования и надзора, единая система «резолюции» банков, единая система страхования депозитов.

В части банковского регулирования и надзора в центре изменений находится изменение роли Европейского центрального банка. Если традиционно его роль в сфере регулирования и надзора за банковской деятельностью носила преимущественно консультативный и совещательный характер, то недавние реформы рассматривают ЕЦБ как основной орган банковского регулирования и надзора в Европейском союзе.

В настоящее время изменения овеществлены в виде Регламента 1024/2013[175], возлагающего на ЕЦБ исключительные полномочия в ряде важных аспектов банковского регулирования и надзора. Регламента(ст.4) предусматривает следующие задачи в рамках исключительной компетенции ЕЦБ:

- авторизация (лицензирование) кредитных институтов (включая отзыв лицензии) в государствах - членах ЕС,

- оценка приобретения и распоряжения участием в капитале кредитных институтов,

- проверка соответствия деятельности кредитного института пруденциальным требованиям, в том числе установленным в отношении собственных средств, ограничению крупных рисков, ликвидности, платежеспособности, отчетности и раскрытию

информации, а в случаях, предусмотренных актами ЕС - установление более высоких пруденциальных стандартов для отдельных кредитных институтов,

- введение (в случаях, предусмотренных актами ЕС), дополнительных требований к капиталу кредитных институтов, в том числе создание буферного капитала и другие меры, направленные на минимизацию системного или макропруденциальных рисков,

- требование от кредитных институтов располагать адекватными управленческими процедурами, механизмами оценки адекватности капитала,

- определение того, обеспечивают ли управленческие структуры, внутренние политики и процедуры и собственные средства кредитного института стабильное управление кредитным институтом и покрытие его рисков; а также установление (по результатам такой проверки) дополнительных требований к собственным средствам, ликвидности, публикации информации и другие меры в соответствии с актами ЕС,

- проведение надзорных стресс-тестов в отношении кредитных институтов для подтверждения результатов надзора,

- осуществление надзора на консолидированной основе за материнскими предприятиями кредитных институтов, включая финансовые холдинговые компании и смешанные финансовые холдинговые компании,

- участие в дополнительном надзоре за финансовым конгломератом в отношении кредитных институтов,

- осуществление надзорных полномочий в отношении «раннего реагирования» (early intervention), если кредитный институт не соответствует или существует угроза невыполнения им пруденциальных требований, включая участие в составлении планов

финансового оздоровления и заключение внутригрупповых договоренностей, направленных на поддержку кредитного института,

- координирование и выражение общей позиции представителей компетентных надзорных органов (в ходе работы в составе Совета надзорных органов и правления Европейского органа банковского надзора) по вопросам, отнесенным к компетенции ЕЦБ.

Перечисленные выше задачи составляют исключительную компетенцию ЕЦБ. Положения Регламента можно толковать таким образом, что иные вопросы, не отнесенные к исключительной компетенции ЕЦБ, оставлены за национальными надзорными органами. Показательно, что в соответствии с Регламентом (ст.5) ЕЦБ выполняет свои задачи не изолированно, но в составе единого надзорного механизма, состоящего из ЕЦБ и надзорных органов государств - членов ЕС, в котором ЕЦБ отведена центральная роль. В соответствии с Регламентом национальные надзорные органы оказывают помощь ЕЦБ по его требованию в отношении выполнения любых действий, которые осуществляются в рамках компетенции ЕЦБ.

Для выполнения своих задач Регламент наделяет ЕЦБ надзорными полномочиями и полномочиями по проведению проверок и расследований.

В части надзорных полномочий Регламент (ст.8) рассматривает ЕЦБ как орган, осуществляющий в отношении кредитного института полномочия национального банковского надзорного органа соответствующего государства (государства учреждения). Практически это означает возможность ЕЦБ воспользоваться всеми правовыми средствами, которыми наделены законодательством соответствующего государства органы банковского надзора. При этом Регламента (ст.13) содержит небольшое уточнение по процедуре лицензирования деятельности кредитных институтов вначале заявление рассматривается национальными лицензирующими органами, которые (если соискатель лицензии отвечает установленным требованиям) ходатайствуют перед ЕЦБ о выдаче лицензии на осуществлении банковской деятельности.

Другим важным полномочием ЕЦБ в сфере банковского надзора (ст.15), является право ЕЦБ налагать штраф на кредитный институт (и материнское предприятие при осуществлении консолидированного надзора) в случае нарушения им установленных требований. Размер штрафа может достигать 10% общего годового оборота соответствующего юридического лица.

Что касается полномочий ЕЦБ по проведению проверок (расследований), то прежде всего Регламент (ст.9) предоставляет ЕЦБ право потребовать любую информацию, необходимую ему для осуществления своих задач, от следующих лиц:

- кредитных институтов,

- финансовых холдинговых компания и смешанных (в том числе финансовых) холдинговых компаний,

- любых лиц, вовлеченных в деятельность кредитных институтов и финансовых компаний,

- третьих лиц, которым указанные выше лица поручили осуществление операционных функций или действий,

- любых иных лиц, связанных с указанными выше лицами,

- национальных органов банковского надзора.

Другими составляющими инспекционно-расследовательских полномочий ЕЦБ в Регламенте являются:

- право потребовать предоставления документов,

- право проверки документов, учетных документов и записей всех указанных выше лиц, включая право снятия копий с таких документов,

- право получения письменных или устных объяснений от всех перечисленных выше лиц, их представителей и сотрудников,

- право интервью с любым иным юридическим или физическим лицом, давшим согласие на такое интервью,

- право проведения инспекций в месте нахождения перечисленных выше лиц (в предусмотренных национальным законодательством случаях - при наличии соответствующего судебного решения).

Таким образом, реформа предусматривает создание единого надзорного механизма в банковской сфере ЕС, состоящего из ЕЦБ и надзорных органов государств - членов ЕС. При этом ЕЦБ отводится центральная роль, именно ЕЦБ Регламент отводит роль органа, осуществляющего лицензирование и надзор за банковской деятельностью в рамках регулятивных требований, установленных в соответствии с директивным банковским правом ЕС.

Полагаем, что это уже на международном уровне является проявлением тенденции, в силу которой в центральном банке происходит сосредоточение не только экономических, но и административных полномочий в финансовой системе.

<< | >>
Источник: Вишневский Александр Александрович. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИХ ИНСТИТУТОВ БАНКОВСКОГО ПРАВА: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме 2.2. Функциональная интеграция регулирования и надзора в современном банковском праве:

  1. 2.1. Институциональная интеграция регулирования и надзора в современном банковском праве
  2. 2. Институциональный аспект регулирования и надзора в современном банковском праве
  3. 1. Содержательный аспект регулирования и надзора в современном банковском праве
  4. Глава 3 СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ РЕГУЛИРОВАНИЯ И НАДЗОРА ЗА БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ В СОВРЕМЕННОМ БАНКОВСКОМ ПРАВЕ
  5. РАЗДЕЛ 2 СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИЕ ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ СОВРЕМЕННОГО БАНКОВСКОГО ПРАВА
  6. Глава 6 ПЛАТЕЖНЫЕ УСЛУГИ В БАНКОВСКО-КЛИЕНТСКИХ ОТНОШЕНИЯХ В СОВРЕМЕННОМ БАНКОВСКОМ ПРАВЕ
  7. Глава 5 БАНКОВСКОЕ КРЕДИТОВАНИЕ В СОВРЕМЕННОМ БАНКОВСКОМ ПРАВЕ
  8. Глава 4 ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ПРИЕМУ ДЕПОЗИТОВ В СОВРЕМЕННОМ БАНКОВСКОМ ПРАВЕ
  9. 1. Понятие кредитного института в современном банковском праве
  10. 2. Риск-стабилизирующий элемент: Гарантирование возврата депозитов в современном банковском праве
  11. 4. Принципиальные основания структуры и содержания статуса клиента в современном банковском праве
  12. 1. Предметный элемент: Договорное оформление деятельности по приему депозитов в современном банковском праве
  13. 2.3. Тенденции в методах осуществления регулирования и надзора
  14. 2.1. Гарантирование возврата депозитов в банковском праве ЕС
  15. ГЛАВА 1. Защита прав потребителей банковских услуг в гражданском праве