<<
>>

Концепция конечного потребления и банковские услуги

Принятая в ЗоЗПП формулировка нужд подталкивает к мысли, что экономи­ческая функция потребителя состоит в выведении товаров, работ и услуг из хо­зяйственного оборота, т.е. использования их таким способом, при котором их стоимость не перекладывается на вновь создаваемые хозяйственные объекты, по­ступающие в оборот.

Это обстоятельство породило ряд правовых идей, которые можно обозначить как «концепцию конечного потребления». Принципиальное значение концепции в том, что она предполагает, что потребитель наделяется по­

вышенной защитой не в силу своего слабого положения на рынке, а в силу огра­ниченного участия в хозяйственном обороте на этом рынке.

В начале 1990-х г. А.Е. Шерстобитов писал: «потребитель как правовая кате­гория имеет ценность в паре с категорией «коммерсант», а значит, речь должна идти именно о личном (конечном) потребителе, имеющем целью выведение това­ра из сферы экономики в сферу личного потребления». Аналогичную точку зрения предлагает Э.Г. Корнилов.[113][114] Данную концепцию постепенно восприняла и судебная практика: «... ГК трактует понятие «розничная торговля» как реализа­цию товара конечному потребителю, который не использует приобретенный то­вар в предпринимательской деятельности».[115]

Между тем, в отношении содержания понятия конечного потребления в науке нет единой позиции. Так, по мнению А.А. Райляна, в потребительском за­конодательстве данная идея отражения не нашла и считает это совершенно оправданным: «.в реальной действительности не всегда потребитель - приобре­татель товара пользуется им или использует, потребляет его непосредственно (лично) - он может использовать его, скажем, для кормления животных (напри­мер, Whiskas - кошкам). Фактическим потребителем является животное, по­скольку оно - конечный пользователь, хотя реклама направлена на хозяина этого животного».[116] Таким образом, А.А.

Райлян воспринимает термин «конечный по­требитель» буквально: это не тот, кто вывел из оборота товар, а тот, кто его непо­средственно потребил (съел и т.п.). С этим мнением соглашается и А.А. Кирилло- вых.[117] Данная интерпретация конечного потребления не может быть признана правильной по ряду соображений. Во-первых, в законодательстве животные при­знаются объектом, а не субъектом права на основании ст.137 ГК. На самом деле, потребляет товары (работы, услуги) именно человек, который за счет них удовле­

творяет свои нужды, в том числе поддерживает нормальную работу своего иму­щества.

Во-вторых, идея конечного потребления пришла в юридическую науку из экономики, но в экономической науке позиция А.А. Райляна подтверждения так­же не находит. Еще К. Маркс описывал процесс оборота благ в экономике следу­ющим образом: «производство выступает, таким образом, как исходный пункт, потребление - как конечный пункт, распределение и обмен - как середина».[118] В американской литературе встречаются определения следующего типа: потребле­ние - «это финальный акт расходования товаров и услуг для получения удовле- творения».[119] Соответственно, в ходе конечного потребления блага перестают быть товаром (в широком смысле), т.е. выбывают с рынка и больше не возвраща­ются на него путем переложения их стоимости. Именно это имеет значение для определения конечного потребителя, поэтому подход А.Е. Шерстобитова являет­ся более обоснованным, чем интерпретация А.А. Райляна.

Итак, обозначение в дефиниции потребительских нужд ориентирует право­применителя на то, что защита должна предоставляться лишь конечному потре­бителю. Такой подход для банковских услуг неприемлем. В результате оказания банковских услуг деньги из гражданского оборота не выбывают, а наоборот вра­щаются в нем в форме капитала.

Вкладчик, заемщик или владелец счета не потребляют ничего из того, что предлагает им банк. Поэтому понятие «потребитель» неточно описывает их эко­номическую роль на банковском рынке.

Однако ни российское, ни европейское право на данный момент не могут предложить более универсальное понятие, чем понятие «потребитель». Следует признать, что в силу сложившейся правовой тра­диции, термин «потребитель» сегодня обозначает не только конечного потребите­ля, но и любое физическое лицо, находящееся в неравном экономическом поло­жении относительно контрагента-предпринимателя и нуждающегося в повышен­ной защите. Такая традиция возникла потому, что законодательство о защите прав

потребителей является старейшей и наиболее полной системой защиты слабой стороны, известной частному праву. Оно начинало развиваться в сфере товарных отношений (отсюда и термин «потребитель») и, намного позднее, начало вклю­чать в свою сферу регулирования иные типы отношений, в том числе и финансо­вые.

Конечно, можно утверждать, что раз клиент банка не является в экономиче­ском смысле потребителем, то и законодательство, защищающее этого клиента, должно развиваться за рамками потребительского законодательства. Однако рос­сийское право уже пошло по пути интеграции норм, защищающих клиентов бан­ков, в потребительское законодательство, что видно хотя бы из периодического использования понятия «потребитель банковских услуг». В настоящее время дан­ный термин употребляется в нормативно-правовых актах, официальных про­граммных документах и разъяснениях,[120][121][122] судебной практике[123][124] и юридической ли-

124

тературе.

Исходя из изложенного, представляется разумным ввести в ЗоЗПП новое по­нятие «потребитель банковских услуг» и рассматривать его в качестве разновид­ности потребителя. Это понятие создает основу для регулирования потребитель­ских отношений в банковской сфере и должно использоваться в потребительских нормах вместо многообразных терминов, применяемых в настоящее время. Сле­дует сформулировать для нового понятия такое определение, которое бы одно­временно отвечало специфике банковских отношений и корреспондировало нор­

мам ЗоЗПП. Для создания дефиниции для этого термина полезно ознакомиться с опытом Европейского Союза в части определения потребителя.

3.6.

<< | >>
Источник: Румянцев Станислав Андреевич. Формирование общих положений гражданско-правовой концепции защиты прав потребителей банковских услуг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме Концепция конечного потребления и банковские услуги:

  1. Румянцев Станислав Андреевич. Формирование общих положений гражданско-правовой концепции защиты прав потребителей банковских услуг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  2. Место договора банковского счета в системе банковских услуг, банковских сделок, банковских операций.
  3. Глава 6 ПЛАТЕЖНЫЕ УСЛУГИ В БАНКОВСКО-КЛИЕНТСКИХ ОТНОШЕНИЯХ В СОВРЕМЕННОМ БАНКОВСКОМ ПРАВЕ
  4. ГЛАВА 1. Защита прав потребителей банковских услуг в гражданском праве
  5. § 2. Понятие «банковские услуги» в законодательстве о защите прав потребителей
  6. Определение понятия «потребитель банковских услуг»
  7. § 3. Понятие «потребитель банковских услуг»
  8. ГЛАВА 3. Проверка правомерности условий договоров с потребителями банковских услуг
  9. Публичный договор на оказание банковских услуг
  10. § 1. Защита прав потребителей банковских услуг и принципы гражданского права
  11. Тестирование теории отслеживания рынка и поведенческих концепций структуры капитала
  12. § 1. Государственное регулирование рынка банковских услуг и срочного рынка
  13. Навязывание услуг
  14. 2. Платежные услуги в отношениях с клиентами-потребителями
  15. 1. Платежные услуги в отношениях с клиентами - коммерческими организациями