<<
>>

§ 2. Понятие «банковские услуги» в законодательстве о защите прав потребителей

Теперь обратимся к вопросу о понятийном аппарате. Не секрет, что боль­шинство положений ЗоЗПП рассчитано на отношения товарного и подрядного типа. Поэтому при разрешении споров о банковских услугах судам приходится допускать определенные аналогии между явлениями финансового и реального ха­рактера, т.е.

адаптировать существующие формулировки потребительских норм к специфике банковских отношений.

С концептуальной точки зрения, проблема адаптации касается определения смысла, главным образом, двух центровых понятий: «банковские услуги» и «по­требитель банковских услуг». Эти понятия являются системообразующими для

защиты прав потребителей в банковской сфере, но на нормативном уровне не установлены. Начнем с анализа правового смысла банковских услуг.

Термин «банковские услуги» широко употребим в деловых и юридических документах.[63] Правовое назначение и содержание данного понятия в банковском праве и в потребительском праве различается.

Специалист по банковскому праву А.Ю. Викулин указывает, что термин «банковские услуги» используется в законодательстве в тех случаях, когда необ­ходимообъединить в одну логическую группу правоотношения, одной из сторон которых в соответствии с законодательством должна быть только кредитная орга­низация. [64] Соответственно, банковские услуги должны включать банковские опе­рации, перечисленные в ч.1 ст.5 Закона о банках и ряд сделок (только те, которые могут совершаться исключительно кредитной организацией), указанных в ч.2 ст.5 Закона о банках. [65] При этом термины «банковская операция и другие сделки кре­дитной организации» нужны для регламентации исключительной правоспособно­сти банков и иных кредитных организаций.[66]

В научной и деловой литературе, помимо банковских услуг, операций и сде­лок, часто упоминаются так называемые банковские продукты.[67] Под банковским

продуктом обычно подразумевается довольно сложное образование, включающее не только какую-либо конкретную (основную) услугу, но и сопутствующие ей действия и сделки банка, которые потеряют смысл без основной услуги (напри­мер, открытие вклада и страхование вклада).

К примеру, О.М. Иванов рассматри­вает частный случай банковского продукта - кредитный продукт: «. кредитный продукт представляет собой комбинацию банковских и небанковских услуг, в ос-

69

нову которой положено кредитное правоотношение».

В контексте потребительских отношений термин «банковская услуга» приоб­ретает иной смысл. Он определяет сферу действия потребительского законода­тельства.

Термин «банковские услуги» употребляется в сфере защиты прав потребите­лей (пока что преимущественно в судебной практике и литературе)[68][69], поскольку согласно преамбуле ЗоЗПП этот закон регулирует только те отношения, которые вытекают из продажи товаров, выполнения работ и оказания услуг (при этом зна­чения этих понятий не раскрываются). Из трех вариантов деятельность банка, очевидно, ближе всего к «оказанию услуг».

В данном случае исключительная правоспособность банка не имеет никакого значения. Важно лишь то, что заказчиком и получателем банковских услуг явля­ется потребитель, которого необходимо защищать. Зато применение термина «услуга» в преамбуле ЗоЗПП и его тексте вызывает другой вопрос: является ли банковская услуга разновидностью услуги, упомянутой в ст.779 ГК? Напомним, что в этой статье под услугой понимаются «определенные договором действия или определенная деятельность».

Из буквального прочтения ч.2 ст.779 ГК действительно следует вывод, что, по крайней мере, договоры банковского вклада и банковского счета являются раз­

новидностями договора об оказании услуг, но нормы гл.39 ГК об оказании услуг к ним не применяются. Не вдаваясь в существующий научный спор об их приро­де, отметим, что большинство ученых все же не относят указанные договоры к этой категории. В частности, по мнению М.И. Брагинского и В.В. Витрянского, они являются самостоятельными видами договоров в российском гражданском

71

праве.

Существует дискуссия и о природе кредитных отношений. Так, И.А. Зенин указывает, что кредитные договоры предполагают оказание услуг и относит их к группе «кредитно-финансовых услуг».

Эту точку зрения разделяют и некоторые

73

другие ученые. С другой стороны, нормы ГК ни разу не называют кредитные отношения оказанием услуг. Не признают их таковыми и многие другие специа­листы в области банковского права.[70][71][72][73]

В ч.1 ст.779 ГК под услугами подразумевается объект гражданских прав (ст.128 ГК). Существует точка зрения, что в преамбуле ЗоЗИП также речь идет об объекте гражданских прав. [74] Но указанные выше банковские договоры имеют иной предмет и не ограничены созданием услуги, как объекта гражданских прав. Смысл договора банковского вклада не в том, что банк выполнил действия по приему депозита, а в том, чтобы хранить деньги и получать на них проценты. Проценты образуются в результате деятельности банка в отношении принятых денег - инвестиционной деятельности. С экономической точки зрения, инвести­

ционная деятельность, состоящая в финансовом посредничестве между вкладчи­ком (инвестором) и конечным получателем вложенных им денег (например, за­емщиком банка) может рассматриваться как некая услуга, оказанная обоим этим лицам.[75] Но инвестиционный процесс выходит за рамки договора банковского вклада, поэтому действия по финансовому посредничеству не могут рассматри­ваться в качестве предмета этого договора. Аналогично, действия банка по выдаче кредита (с экономической точки зрения - распределению привлеченных инвести­ций) не образуют услуги заемщику. Выплачивая проценты, заемщик оплачивает пользование кредитными средствами, а не действия банка. Признаки весьма спе­цифической услуги можно обнаружить разве что в открытии и ведении банков­ского счета.

Таким образом, если понимать под банковскими услугами то, что описано в ст.779 ГК, то сфера действия потребительского законодательства не будет охва­тывать банковские отношения с физическими лицами. Это не соответствует, как фактическому положению дел, так и воле законодателя. На наш взгляд, данную проблему успешно решила Л.В.

Санникова. Она выявила, что в российском праве термина «услуга» может обозначать не только объект гражданских прав, но и объект гражданско-правового регулирования. В таком случае под услугами пони­маются отношения, экономическая сущность которых сводится к оказанию услуг. Исследователь отмечает: «данные отношения могут опосредоваться различными по своей правовой природе гражданско-правовыми обязательствами, а соответ­ственно, их объектами могут быть как услуги, так и иные блага». Далее, примени­

тельно к банковским услугам: «Было бы неверно полагать, что все они могут быть урегулированы в рамках обязательства об оказании услуг. При таком подходе иг­норируется правовая природа данных явлений, которую следует искать прежде всего в тех благах, по поводу которых участники данных отношений осуществ- 77

ляют свою деятельность».

В значении гражданско-правового отношения понятие «услуга» приобретает значительную гибкость. Л.В. Санникова пишет: «Представляется, что формули­ровка «товары, работы, услуги» применяется в нормативных актах для обозначе­ния совокупности экономических отношений, складывающихся при производстве и обращении товаров, работ и услуг как продуктов экономической деятельно­сти». Получается, что за счет понятия «банковская услуга» действие ЗоЗШІ воз­можно распространить практически на любые отношения, где участвуют потре­битель и банк. Только при таком понимании смысла услуг физические лица - клиенты банков могут рассчитывать на потребительскую защиту.

Этот же подход был выражен в ЗоПК, в частности в ч.4 ст.5 и ч.2 ст.7. Важно обратить внимание, что одним из признаков услуги, как объекта гражданского права, традиционно считается полезность действий исполнителя для заказчика. Если же под услугами понимаются гражданско-правовые отношения, то критерий полезности пропадает. То есть услугами могут быть названы и те правоотноше­ния, которые приносят пользу не потребителю, а самому исполнителю услуг - банку. Эта особенность хорошо показана в ч.19 ст.5 ЗоПК и приобретает значение при решении вопросов о навязывании потребителям дополнительных услуг.

В.В. Витрянский высказывает точку зрения, близкую к мнению Л.В. Санниковой. Он относит потребительский кредит к «договорам об оказании финансовых услуг», но с важной оговоркой, что эта трактовка применима только для законодательства о защите прав потребителей. Ученый считает, что, с точки

77 Санникова Л.В. Услуги в гражданском праве России. М.: Волтерс Клувер, 2006. С.73 - 74.

78 Санникова Л.В. Услуги в гражданском праве России. М.: Волтерс Клувер, 2006. С.60.

зрения гражданского права, кредитный договор (отдельный вид договора займа)

79 должен относиться к категории договоров о передаче имущества.

Рассматриваемый вопрос должен был быть решен в Постановлении Пленума ВС №17, разъясняющим ЗоЗИП. На наш взгляд, приемлемое решение так и не было найдено.

Согласно п.3 (г) этого Постановления, «под услугой следует понимать дей­ствие (комплекс действий), совершаемое исполнителем в интересах и по заказу потребителя в целях, для которых услуга такого рода обычно используется, либо отвечающее целям, о которых исполнитель был поставлен в известность потреби­телем при заключении возмездного договора». То есть услуги, оказываемые по­требителю, рассматриваются исключительно как объекты гражданских прав, а не как объекты гражданско-правового регулирования.

Это определение имеет три типичных для российского потребительского за­конодательства негативные особенности, которые вносят беспорядок в правовое регулирование. Во-первых, согласно дефиниции исполнитель должен оказывать услугу в интересах потребителя, но не в своих собственных, чего коммерческая организация не может сделать в принципе, если только речь не идет о посредни­ческих договорах или доверительном управлении. Во-вторых, услуга оказывается только по заказу потребителя. Как тогда квалифицировать противоправные дей­ствия, описанные в ч.3 ст.16 ЗоЗИП (оказание услуги без согласия потребителя)? В-третьих, слово «цели» применяется вместо слова «нужды», хотя они не сино­нимы. Единственная цель, для которой потребитель может использовать услугу, это удовлетворение его нужд (абз.3 преамбулы ЗоЗИП).

За этими нюансами стоит проблема неправильного понимания понятия «потребитель», подробно рассмот­ренная в следующем параграфе.

В п.3 (д) Постановления Пленума ВС №17 установлено еще одно важное определение: «под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением 79Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 5. В двух томах. Том 1: Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. М.: Статут, 2006. С.504.

денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и веде­ние текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депо­зитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.)». В этом определении речь также идет об объектах гражданских прав, причем довольно непоследовательно. Из определения следует, что суть финансовой услуги состоит в неких действиях банка в связи с предоставлением, привлечением и (или) разме­щением денежных средств. Что это за действия - непонятно. Далее, в скобках по­ясняется, что финансовые услуги - это и есть предоставление кредитов, привле­чение вкладов и т.д. Раз привлечение денег во вклад рассматривается как услуга, оказываемая потребителю, то из этого может последовать вывод, что он должен платить за эту услугу. Аналогично, следует оплачивать и услугу по предоставле­нию кредита, хотя судебная практика, как показано в ниже в настоящей работе, обычно с этим не соглашается. В связи с этим природа процентов по вкладу или кредиту становится совершенно непонятной, если исходить из этого определения.

В том же ключе дефиницию «банковских услуг» формулирует А.Е. Никифо­рова: банковские услуги - «деятельность кредитной организации, направленная на удовлетворение потребностей юридических и физических лиц по привлечению и (или) размещению принадлежащих таким лицам денежных средств, осуществ­лению расчетов между ними, совершаемая посредством осуществления банков­ских операций, банковских продуктов, банковских сделок». [76][77]

Разумеется, потребность в привлечении и/или размещении денежных средств - это, прежде всего, потребность самого банка. Потребности потребителя лежат совсем в другой плоскости: сбережение средств, защита от инфляции, получение дохода от вклада, решение различных жизненных проблем при помощи кредита и т.д. Поэтому, исходя из представленного определения, банковские услуги вообще выходят из сферы действия потребительского законодательства, что нельзя при­

знать правильным. Кроме того, А.Е. Никифорова, исследуя вопросы защиты прав потребителей, использует категории банковского права «банковские операции, банковские продукты, банковских сделки», которые, как было показано выше, представляются излишними в данном случае, поскольку происходит смешение банковского права и защиты прав потребителей.

* * *

Если принять за основу подход Л.В. Санниковой и рассматривать банковские услуги, как правоотношения, экономическая сущность которых сводится к фи­нансовому посредничеству, то содержание термина «банковские услуги» для це­лей потребительского законодательства становится предельно ясным: банковские услуги включают гражданско-правовые отношения между банком и потребителем по поводу кредитования, банковского вклада и банковского счета. Эти отношения оформляются соответствующими договорами. Банковские услуги предполагают более сложную структуру отношений, чем описанное в главе 39 ГК возмездное оказание услуг (полезное действие - оплата).

Сложность определения банковских услуг состоит в том, что они и оформ­ляющие их банковские договоры являются частью еще более сложного процесса - инвестиционной деятельности банка, выходящей за рамки предмета банковских договоров и потребительского законодательства. С экономической точки зрения, потребители абсолютно правильно считают деятельность банка по кредитованию, вкладу и счету оказанием им услуг - инвестиционных (финансовых) услуг. По­требительское законодательство регулирует не все эти действия, а только их часть, непосредственно касающуюся потребителей. Именно поэтому для целей правового регулирования в потребительской сфере под словосочетанием «оказа­ние банковских услуг» следует понимать не буквальное выполнение банком дей­ствий (ст.779 ГК), а участие в указанных выше гражданских отношениях.

82 Банковское дело / под ред. О.И. Лаврушина. М.: КНОРУС, 2009. С.25 - 27; Основы банковской деятельности (банковское дело) / под ред. Тагирбекова К.Р. М.: ИНФРА-М, Изд-во «Весь Мир», 2003. С. 18 - 19; Гитман Л. Дж., Джонк М.Д. Основы инвестирования. М.: Дело, 1997. С. 15 - 19.

Данный подход к пониманию банковских услуг позволяет отнести банков­ские отношения к сфере действия потребительского законодательства. Однако значение имеет и правильное определение субъекта потребительской защиты, по­скольку в аналогичные отношения могут вступать и субъекты, не наделяемые по­вышенной защитой. В связи с этим рассмотрим более подробно понятие «потре­битель» в контексте банковских услуг.

83

<< | >>
Источник: Румянцев Станислав Андреевич. Формирование общих положений гражданско-правовой концепции защиты прав потребителей банковских услуг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме § 2. Понятие «банковские услуги» в законодательстве о защите прав потребителей:

  1. Правовое назначение законодательства о защите прав потребителей
  2. ГЛАВА 1. Защита прав потребителей банковских услуг в гражданском праве
  3. § 3. Понятие «потребитель банковских услуг»
  4. § 1. Защита прав потребителей банковских услуг и принципы гражданского права
  5. Определение понятия «потребитель банковских услуг»
  6. Румянцев Станислав Андреевич. Формирование общих положений гражданско-правовой концепции защиты прав потребителей банковских услуг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  7. ГЛАВА 3. Проверка правомерности условий договоров с потребителями банковских услуг
  8. Легальная дефиниция понятия «потребитель»
  9. 2. Платежные услуги в отношениях с клиентами-потребителями
  10. Понятие «потребитель» в праве Европейского Союза
  11. Место договора банковского счета в системе банковских услуг, банковских сделок, банковских операций.
  12. Юридическая природа договора банковского счета. Проблемы современного законодательства и доктрины.
  13. Правовое регулирование договора банковского счета: история развития законодательства.
  14. Глава 6 ПЛАТЕЖНЫЕ УСЛУГИ В БАНКОВСКО-КЛИЕНТСКИХ ОТНОШЕНИЯХ В СОВРЕМЕННОМ БАНКОВСКОМ ПРАВЕ
  15. Концепция конечного потребления и банковские услуги