<<
>>

Проблемы правовой квалификации договорных отношений между банком и клиентом.

В нормативных актах был легализован договор банковского счета как самостоятельный гражданско-правовой договор, обслуживающий движение денежных средств, безналичные расчеты. Доктрина же пыталась решить проблему определения правовой природы этого договора, квалификации договорных отношений между банком и клиентом.

В рамках этой проблемы встает как минимум два вопроса. Первый - о самостоятельности договора банковского счета и его соотношении со смежными договорами — другими обязательствами по оказанию услуг, другими банковскими сделками. Он осложняется тем, что определенное время не проводилось четкого различия между договором банковского вклада и договором банковского счета. Второй вопрос - квалификация отдельных действий по исполнению договора банковского счета применительно к системе юридических фактов.

Определение юридической природы того или иного гражданско- правового института заключается в выяснении обстоятельств возникновения правовой формы, юридической сущности определенного общественного отношения, обнаружении его сходных черт C иными, родственными гражданско-правовыми институтами и достаточных различий, позволивших выделиться данному гражданско-правовому институту в ранг самостоятельного.

В дореволюционной правовой литературе и в работах по праву первых лет советской власти договор банковского счета, именовавшийся тогда текущим счетом, рассматривался в рамках банковского вклада и определялся через известные гражданскому кодексу 1922 года классические договоры иррегулярного хранения (поклажи) и займа. В частности, известный российский цивилист М.М. Агарков отмечал, что

34

денежным вкладом называется сделка, в силу которой банк принимает от клиента на срок или бессрочно деньги с обязанностью вернуть ту же сумму с процентами или без процентов33. Вклады могли быть различными. Срочным вкладом назывался вклад, принятый на определенный срок (по правилам Госбанка не менее одного месяца).

Бессрочный вклад принимался без указания срока с уплатой вкладчику по предъявлении. Вкладом на текущий счет (простой текущий счет) назывался вид бессрочного вклада, особенностью которого является возможность для вкладчика пополнять свой вклад путем внесения сумм на открытый ему счет. Таким образом, обыкновенный бессрочный вклад мог быть истребован только полностью или частично вкладчиком. Вклад же на текущий счет мог быть не только уменьшен, но и увеличен последующими взносами. Благодаря этому свойству, особенно удобному для клиентов, простой текущий счет являлся практически наиболее распространенным видом вкладной операции. Простой текущий счет в соединении с чековой операцией делал банк кассиром вкладчика.

Как разновидность бессрочного вклада рассматривал договор банковского счета еще в дореволюционном праве России и Г.Ф. Шершеневич. Бессрочные вклады принимают вид вкладов на текущий счет или пассивного текущего счета, представлявшего собой (как. и срочный вклад) договор займа со стороны банка у вкладчика, «основанный на личном кредите, которым банк пользуется в глазах общества»34. При этом юридической особенностью этого займа являлось то, что кредитор (вкладчик) был вправе требовать данную им сумму не единовременно, а по частям, в каком угодно размере и в какое угодно время. Автор разделял бессрочные вклады на вклады по востребованию и вклады на текущий

33 См.: Агарков М.М. Основы банкового права. - M., 1994. - С. 65-66.

34 Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права (по изданию 1914r.). - M., 19У4. - с. [30]

счет. Отличие между ними, по его мнению, существовало ТОЛЬКО C позиций банковской техники и состояло: в различных видах документов, удостоверяющих эти вклады - в первом случае - это документное свидетельство, во втором - расчетная книжка; в порядке выдачи вклада - вклад по востребованию подлежал возврату сразу и полностью, вклад же на текущий счет мог возвращаться по частям, по мере и в мере затребования, а также предполагал возможность пополнения; по первому виду выдача вклада предполагала предупреждение об этом заранее за несколько дней, тогда как второй выдавался в момент затребования; в порядке начисления процентов - в одном случае проценты исчислялись ежемесячно, в другом - они вычислялись по дням35.

Кроме того, Г.Ф. Шершеневич указывал, что в отличие от срочных вкладов, которые всегда являлись процентными, процентность займа бессрочных вкладов кредиторы стремились заменить услугами со стороны банка наподобие производства платежей по чекам вкладчика[31].

Текущий счет к договору займа относил также и Л.С. Эльяссон[32]. М.М. Агарков рассматривал срочные вклады как договор займа, а бессрочные вклады, в том числе вклады на текущие счета, как иррегулярную поклажу на том основании, что в случае бессрочного вклада целью сторон является не помещение капитала одним лицом в хозяйство другого, а хранение одним лицом средств другого с тем, чтобы они всегда были в распоряжении поклажедателя. При этом на практике отнесение данного вида вклада к разновидности иррегулярного хранения диктовалось необходимостью устранения в отношении требования вкладчика действия правила о семи льготных днях для производства выплат: «Бессрочные

35 См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. - СПб., 1908. - С.481.

36 См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. - M., 1994. - С. 243.

37 См.: Эльяссон Л.С. Деньги, банки и банковые операции. - M., 1926. - С. 63.

вклады, в том числе вклады на текущие счета, следует рассматривать как иррегулярную поклажу. В противном случае пришлось бы применять к ним ст.111 TK 1922 года и предоставлять банку семь льготных дней для производства выплат, что, несомненно, противоречило бы природе операции. Текущий счет нельзя было бы рассматривать как кассовое обслуживание банком клиента»[33].

Таким образом, договор банковского счета, как бы его ни называли (договор текущего либо расчетного счета), пытались отнести к договорам либо хранения, либо займа, а порой и поручения, ну а поскольку он еще не состоялся как самостоятельный вид договора, его рассматривали как разновидность договора банковского вклада.

Присущее современному российскому праву различие между договором банковского вклада и договором банковского счета несвойственно французскому праву.

Аналогом двух упомянутых выше российских договоров является договор вклада. Кроме того французской доктрине известен еще и договор текущего счета, который незначительно отличается от французской конструкции договора вклада, и который ближе всего к конструкции договора контокоррентного счета, редко встречающегося в современной банковской практике России39.

Дальнейшее развитие данного научного спора предложило иные подходы. Так, одна из позиций заключалась в том, что договор расчетного счета является сложной совокупностью целого ряда элементарных договоров, которые можно разбить на две группы. Первую составляет договор поручения, в силу которого банк производит кассовое обслуживание клиентов. Вторую — договор займа — хранения, которым

38 Агарков Μ.Μ. Указ. соч. - С. 71.

39 См.: Bonneau Τ. Droit Bancaire. 2 edition Paris: Montchrestien. 1996. P 187-188. 37

охватывается хранение денег на счете с начислением процентов40. Такая позиция была подвергнута резкой критике41.

Следует признать тот факт, что перечисленные элементы действительно встречаются в процессе исполнения обязательств по договору счета, но вместе с тем необходимо отметить, что указанный договор сохраняет силу и при их отсутствии.

Так, договор банковского счета считается заключенным независимо от того, внесены ли денежные средства на счет в банке, а также не утрачивает своего действия и тогда, когда на счете вообще нет денег.

Другая точка зрения базировалась на рассмотрении договора банковского счета в качестве особого самостоятельного договора42. Тем не менее разногласия возникли и среди сторонников этой позиции. Так, рассматривая правоотношения по счету как единые, Е.А. Флейшиц отмечала, что они распадаются на две тесно связанные между собой группы: отношения, образующие “хранение” в Госбанке

эксплуатационных средств социалистических хозяйственных организаций, и расчетные отношения, т.е. отношения по зачислению, списанию или перечислению денежных средств со счета держателя43.

Юридическая сущность отношений, которые образуют первую группу, сводится к отношениям займа, однако с определенной спецификой44. Данная позиция, как видно, мало чем отличается от той, что рассматривает договор счета как сложную совокупность нескольких самостоятельных договоров, при

40См.: Гражданское право: Учеб. - 4. II. - M., 1938. - С. 337.

41См.: Флейшиц Е.А. Расчетные и кредитные правоотношения. - M., 1956. - С. 76; Иоффе О.С. Обязательственное право. - M., 1975. - С.702.

42См., напр.: Флейшиц Е.А. Указ. соч. - С.75; Иоффе О.С. Указ. соч. - С. 702-704; Полонский Э.Г., Компанеец Е.С. Применение законодательства о кредитовании и расчетах. - M., 1967. - С. 210; Шкундин З.И. О юридической природе расчетного счета. // Сов. государство и право. - 1950. - №5. - С. 33-45; Поленина С.В. Правовые формы иногородних расчетов между социалистическими организациями (акцепт, аккредитив, особый счет). Автореф.... дисс. к-та. юрид. наук. - M., 1953. - С. 8-9.

43См.: Флейшиц Е.А. Указ. соч. - С. 75.

44Там же. С. 83-84. 38

том лишь «различии, что он объявляется единым договором, распадающимся на отдельные группы правоотношений»45.

На современном этапе развития науки гражданского права споры о юридической природе договора банковского счета отличаются относительным преобладанием позиции, которую одним из первых сформулировал З.И. Шкундин. По его мнению, договор банковского счета является самостоятельным договором46. Договор счета рассматривается им как правовая форма аккумуляции в банке свободных денежных средств хозорганов и орудием планомерной организации расчетных отношений в хозяйстве. Договор счета выступает базой, на основе которого и протекает деятельность хозоргана и банка по осуществлению указанных задач, облекаясь в правовую форму расчетных и иных денежных сделок. Владелец счета обязуется в соответствии с договором систематически совершать такие сделки с банком, а расчетные сделки с третьими лицами совершать при участии банка и под его контролем и проводить их через расчетный счет.

При этом, договор счета определяет лишь характер этих сделок, но не их количество и конкретное содержание. В их числе автор выделяет бессрочные денежные вклады и различные расчетные сделки47.

Однако существуют и иные взгляды на эту проблему. Л.Г. Ефимова в одной из своих работ начала 90-х гг. XX в., а также некоторые другие ученые, по-прежнему рассматривают договор банковского счета в качестве договора смешанного типа, сочетающего элементы договоров займа, поручения и комиссии48. Следует признать, что Л.Г. Ефимова в

45См.: Иоффе О.С. Указ . соч. - С. 702.

46См.: Шкундин З.И. Указ. соч. - С. 37.

47Там же. - С. 36.

48См.: Ефимова Л.Г. Банковское право: учебное и практическое пособие. - M., 1994. - С. 106; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Рук. авт. колл, и отв. ред. О.Н. Садиков. - M., 1996. - С.416; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) изд. 3-є / Рук. авт. кол. и отв. ред. О.Н. Садиков. - M., 1998. -

39

дальнейшем изменила свою точку зрения, сделав вывод о самостоятельном характере отношений по поводу остатка средств на счете49

По мнению С.В. Сарбаша выделение в договоре банковского счета отдельных элементов договоров хранения, комиссии, займа и поручения имеет под собой определенную почву, поскольку научная аналогия в этом вопросе может оказаться полезной для уяснения развития правового регулирования в этой сфере и сущности договора банковского счета50.

Однако утверждение о том, что «отношения между банком и клиентом, складывающиеся на основе договора банковского счета, охватываются конструкцией договора поручения или комиссии в зависимости от формы безналичных расчетов, которая используется в каждом конкретном случае»51 вызывает критику. Согласно п.2 ст.977 ГК поверенный вправе отказаться от исполнения поручения во всякое время; соглашение же об отказе от этого права ничтожно. Такое же право было у поверенного и по ГК 1964 г. (п.2 ст.401). Применение конструкции договора поручения к отношениям по договору банковского счета означало бы, что банк, действующий в качестве поверенного, мог во всякое время отказаться от выполнения «поручения» (своей обязанности). Однако такой отказ противоречил бы положениям главы 45 ГК, что указывает на принципиальное отличие правового регулирования отношений по поручению и договору банковского счета.

Анализ ст.ст. 1002, 1004 ГК позволяет сделать вывод о том, что договор комиссии также отличается по правовому регулированию от договора банковского счета. В соответствии с п.1 ст. 1004 ГК комиссионер

С.409; Рукавишникова И. Правовая природа векселя: Особенности бухгалтерского учета векселей. // Хозяйство и право.-1998. - №1. - С.Зб.

49 Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. - M., 2001. - С. 303.

50 См.: Сарбаш С.В. Договор банковского счета: проблемы доктрины и судебной правктики. - M., 1999. - С.8.

51 Ефимова Л.Г. Указ.соч. - С.105.

40

ГОСУДАРСТВЕННА^ БИБЛИО!»

не вправе, если не предусмотрено договором комиссии, отказаться от его исполнения, за исключением случая, когда договор заключен без указания срока его действия, а поскольку договор банковского счета в подавляющем числе случаев заключается без указания срока его действия, то отказ «комиссионера» (банка) от исполнения «комиссионного поручения» очевидно невозможен.

Существенные недостатки обнаруживаются во взгляде на правовую природу договора банковского счета как на сложную совокупность самостоятельных договоров или элементов этих договоров. Элементы договора банковского счета не вполне вписываются в родовые конструкции договора займа, хранения или поручения и, кроме того, эти элементы тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены: возмещением расходов банка по совершению им расчетных операций служит остаток средств на счете; остаток счета в результате совершения расчетных операций изменяется. Е.А. Флейшиц отмечала первое из указанных обстоятельств: «В договоре расчетного счета либо вовсе нет перехода права собственности, либо этот переход не имеет определяющего значения. Но в отличие от займа этот договор не реальный, а консенсуальный. Таким образом, договор вклада, составляющий часть договора расчетного счета, сохраняет две черты договора займа: 1) сумма «займа» поступает в распоряжение «заемщика» и 2) «заемщик» обязан вернуть сумму «займа» по законному требованию «займодавца»[34]. Хотя перечисленные элементы действительно обнаруживаются в процессе исполнения договора счета, договор сохраняет силу и при их отсутствии. Поскольку он считается заключенным независимо от внесения на счет денег и не утрачивает силы в те промежутки времени, когда на счете нет

денег вообще, договор банковского счета не может быть сведен к совокупности других договоров или их элементов.

Е.С. Компанеец и Э.Г. Полонский считали, что взгляд на договор расчетного счета как на сочетание договоров займа, хранения и поручения неверен потому, что ни один из этих договоров не может быть отождествлен с договором расчетного счета; нельзя также считать, что договор расчетного счета - это комплекс указанных договоров53. Нет тождества между договором расчетного счета и договорами хранения или займа. Если сравнивать договор расчетного счета с договором хранения (поклажи), то сравнение это должно быть сделано с иррегулярной поклажей, так как обыкновенное хранение, как правило, исключает возможность пользоваться сданной на хранение вещью, что применительно к Госбанку было бы лишено всякого смысла, ибо банк всегда пользуется свободными остатками, находящимися на расчетных счетах. Иррегулярная поклажа имеет черты сходства с займом: предмет договора - вещи, определяемые родовыми признаками, если исходить из наиболее распространенной точки зрения, что вещи являются объектом вещных прав и предметом обязательственных. Но цель заключения этих договоров различна: при иррегулярной поклаже взявший родовые вещи не берет у депонента взаймы, а сам оказывает ему услугу. При возмездном хранении сдавший вещь на хранение платит вознаграждение хранителю, а по договору расчетного счета банк в некоторых случаях платит проценты владельцу счета. Заем и безвозмездное хранение - договоры односторонние; договор расчетного счета - двусторонний. Нельзя также сводить договор расчетного счета к договору поручения, так как поручение

53 См.: Компанеец Е.С., Полонский Э.Г. Применение законодательства о кредитовании и расчетах. - M., 1967.-С.210,211.

42

лежит в основе не расчетного счета, а тех операций, которые совершаются на базе расчетного счета.

Возможность применения конструкции договора займа при регулировании отношений по договору банковского вклада была подвергнута сомнению Я.А. Куником (аналогично - отношений по «хранению» средств на банковском счете). Природа денежного вклада хозоргана в банке, по его мнению, вряд ли правомерно определима как отношения займа54. Вещи по договору займа, как считает указанный автор, переходят в собственность заемщика, чего нет при внесении вклада, т.е. характерной особенностью договора займа является переход вещей в собственность заемщика. Hy а поскольку вклады в банк вносятся в безналичном порядке, то при этом нет материальных вещей, в данном случае - денег, которые могли бы перейти в собственность банка.

Неприменима к отношениям, связанным с остатком средств на счете и отношениям по осуществлению банком безналичных расчетов, входящих в состав договора банковского счета конструкция договора хранения и на том основании, что банк, занимаясь деятельностью по привлечению средств на счета намеревается использовать полученные средства в качестве кредитных ресурсов и совершенно не преследует цели их хранения. C другой стороны клиент, открывая банковский счет, преследует цель распоряжения средствами, помещенными на счет, во всякое необходимое ему время в соответствие с основной задачей этих средств - служить денежным покрытием по расчетным сделкам. Возникшее противоречие целей банка и клиента было сглажено законодателем. П.2 ст.845 ГК предусматривает, что банк может использовать имеющиеся на счете денежные средства, гарантируя право клиента беспрепятственно

54 См.: Куник Я.А. Кредитные и расчетные отношения в торговле. - M., 1970. - С.204.

43

распоряжаться данными средствами. Выдача кредита из средств, находящихся на счетах, таким образом, осуществляется в особом порядке.

Позиция рассмотрения отношений по поводу остатка средств на счете в качестве договора займа также несостоятельна, поскольку в результате этого произошло бы уменьшение остатка средств на счете клиента при выдаче кредита. На самом деле этого не происходит. Существующие нормативы не позволяют банкам выходить за пределы определенных рамок, поскольку банк выдает кредиты за счет общих пассивов, т.е. выдача кредита заемщику осуществляется за счет всех собранных банком денег обезличенно, без уменьшения остатков средств на счетах конкретных клиентов. Правила бухгалтерского учета и составления баланса не позволяют банку выдать кредитов больше чем он собрал средств: статьи актива и пассива бухгалтерского баланса банка должны совпадать.

Критикуя ряд позиций, не соответствующих законодательству и иным правовым актам, не логичных с позиций доктрины и неэффективных на практике, одновременно следует отметить, что правовая природа отношений между банком и клиентом по поводу остатка средств на счете, приобретает двойственный характер и становится противоречивой. Гарантируемая банком сохранность вложенных денег, неуменыпаемость остатка средств на счете вкладчика при выдаче кредита заемщику, отсутствие факта перехода права собственности на внесенные на счет денежные средства (по поводу последнего положения в науке нет единого мнения) с одной стороны, - соответствует конструкции договора хранения. C другой - уплата банком процентов за пользование средствами клиента, отсутствие обязанности у банка возвратить те же, индивидуально определенные денежные знаки, которые клиент положил на счет, и право банка возвратить иные денежные знаки, равные внесенным по нарицательной стоимости, а также право банка выдать кредит другому

44

лицу в пределах общей суммы средств на счетах клиентов - соответствует конструкции договора займа.

В одной из своих последних работ, посвященных банковским сделкам, Л.Г. Ефимова высказывает мнение, что отношения между банком и клиентом по поводу остатка средств на счете в настоящее время настолько видоизменились, что их нельзя однозначно отнести ни к займу, ни к хранению55. Ввиду того, что рассматриваемые отношения нельзя свести только к обязанности банка вернуть клиенту вложенные денежные средства, и они также предполагают обязанность ведения учета постоянно меняющегося остатка средств на счете клиента, она делает вывод о самостоятельном характере отношений по поводу остатка средств.

Теоретическая оценка правовой природы банковского счета не исчерпывается договорной концепцией. Так, Н.С. Малеин высказал мнение, что обязательства сторон по договору банковского счета основываются не на договоре, а непосредственно на законе (нормативном акте), который не оставляет банку и его клиентуре какой-либо свободы как в установлении обязательства, так и в определении его содержания56. Автор считал, что поскольку при открытии счета и хозорган, и Госбанк лишены возможности проявлять инициативу по конкретизации или изменению своих прав и обязанностей, а отсутствие элементов самостоятельности и инициативности сторон при конструировании правоотношений, индивидуализации и способов исполнения, по его мнению, делают конструкцию договора ненужной, постольку и в данном случае договора нет57.

55 См.: Ефимова Л.Г. Банковские сделки. Комментарий законодательства и арбитражной практики. - M., 2000. - С.66.

56 См.: Малеин Н.С. Кредитно-расчетные правоотношения и финансовый контроль. - M., 1964. - С. 33-34.

57 Там же. С. 34.

45

Настоящая точка зрения была подвергнута критике со стороны Е.С. Компанеец, а также О.С. Иоффе. Во-первых, обязательства в данном случае возникают из встречного волеизъявления его участников, а, во- вторых, обязательность заключения и предопределенность содержания характерны были в эпоху плановой экономики для многих плановых договоров, особенно тех из них, которые подвергались типизированному нормированию, из чего следовало, что разделение указанной позиции повлекло бы за собой отказ признания договорной природы тех самых плановых договоров.

Рассматривая настоящий подход с современных, постреформенных позиций, следует обратить внимание на такой принцип гражданско- правового регулирования как свобода договора и соотнести его со спецификой банковской деятельности. Вместе с тем отношения между обслуживающим банком и клиентом по договору банковского счета включают в свой состав и элементы отношений, основанные на властном подчинении одной стороны другой (наряду, например, с договорами ГЛ поставки и подряда для государственных нужд) . Принцип свободы договора реализуется в договоре банковского счета как для обслуживающего банка, так и для клиента.

Банк в соответствии с п. 2 ст. 846 ГК обязан заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком для открытия счетов данного вида условиях, однако договор банковского счета не является публичным - банк вправе определять при заключении договора с конкретным клиентом условия в индивидуальном порядке. Банк вправе отказать контрагенту в заключении другого договора, для обслуживания - которого открывается счет

58 См. подробнее: с. 146 наст, исследования.

46

(например, в предоставлении кредита и тем самым в открытии ссудного счета). Отказ банка в открытии счета может быть обусловлен отсутствием у банка возможности принять на банковское обслуживание либо допускаемыми законом или иными правовыми актами случаями. Необоснованным считается отказ банка в открытии счета, если заключение договора банковского счета оформляется посредством присоединения к договору, разработанному в стандартной форме (подписания формуляра).

Клиент же согласно рассматриваемому принципу по своему усмотрению определяет банк, в котором ему будет открыт счет, а также согласовывает условия договора с банком. Он свободен в выборе формы безналичных расчетов и закрепления ее в договоре с контрагентом при невмешательстве банка в договорные отношения. Кроме того, клиенту предоставляются те же права и механизмы их защиты, что и в конструкции публичного договора, предусмотренного п.З ст.426 ГК. Речь идет о случае, предусмотренном пп.Зп.2 ст.846 ГК. Вместе с тем возможность применения механизма защиты, тождественного предусмотренному п.4 ст.445 ГК, вряд ли реализуема в случае недостижения согласия сторон относительно условий договора (п.1 ст.846 ГК). Наличие последней нормы и ссылка банка на нее всякий раз, когда дело будет касаться нежелательного для банка клиента, как представляется, парализуют действие указанной в пп.З п.2 ст.846 ГК нормы. Также клиент обязан подчиняться не только банковскому законодательству, но и специальным внутренним правилам ведения операций в данной кредитной организации.

Сходные с точкой зрения, высказанной Н.С. Малеиным, мнения на природу договора банковского счета можно встретить и в современной юридической литературе. Так, О.М. Олейник рассматривает банковский счет как правоотношения с множественным составом участников по

47

поводу хранения и движения денег59. В этом множественном составе, считает автор, необходимо выделять, прежде всего, публично-правовых субъектов в виде налоговых органов государства и ЦБ РФ, и только затем частно-правовых субъектов в виде конкретного банка и клиента, заключающих договор. В связи с банковским счетом, продолжает О.М. Олейник, возникают, прежде всего, правоотношения между коммерческим банком и ЦБ РФ, а также между коммерческим банком и налоговыми органами. Данные правоотношения возникают в связи с нормативами платежеспособности банка, правилами осуществления деятельности по ведению того или иного счета, обязанностями банков сообщать об открытии счетов налоговым органам. Второй ряд правоотношений, возникающий по поводу банковского счета, в соответствии с цитируемой позицией, - это отношения между клиентами и налоговыми органами. Последний ряд образуют договорные правоотношения между банком и

-: клиентом, то есть уже непосредственно сам гражданско-правовой договор ? ,; банковского счета.

Позиция очень интересная, но требующая в контексте нашего исследования некоторого уточнения. Во-первых, не представляется возможным согласиться с мнением автора о том, что все три уровня правоотношений банковского счета в совокупности определяют природу и лежат в основании возникновения указанного института, а при этом, судя по всему, каждый ряд имеет равновеликое значение, без которого указанное правоотношение не сложилось бы. Дело в том, что до момента заключения договора обязательства между банком и клиентом не возникают. Т.о., складывающиеся отношения административного порядка банка и клиента с ЦБ РФ и налоговыми органами не имеют того

59 См.: Олейник О.М. Основы банковского права. - M., 1997. - С. 247,248.

48

определяющего значения, что договор, выступая лишь коррелятором некоторых положений при его заключении.

В прежние годы получила распространение трактовка обозначенной проблемы, близкая по природе к рассмотренной. Суть ее заключалась в том, что кредитно-расчетные отношения определялись как комплексные, урегулированные нормами как административного, так и нормами гражданского права отношения, при этом нормы финансового права являются первичными60. Указанные комплексные правоотношения рассматривались как единые, неразрывные, а договор счета определялся как обязательственное правоотношение, сочетающее в себе финансово­правовые и гражданско-правовые элементы и имеющее в своей основе сложный фактический состав61. При этом отнесение норм, регулирующих кредитно-расчетные, а также отношения финансирования между банками и хозяйственными организациями, к различным отраслям права объяснялось двуединой природой банков, являющихся в одно и то же время и

62 хозяйственными организациями и органами управления .

Складывающиеся в ходе безналичных расчетов отношения между банком и клиентом необходимо отграничивать от административных отношений. Административные правоотношения характеризуются участием в них в качестве одной из сторон органа, наделенного властными полномочиями по отношению к другой стороне. При этом данный орган не принимает на себя никаких обязательств перед другой стороной. Хотя все отношения, складывающиеся между банком и клиентом нельзя охарактеризовать как отношения равных субъектов, поскольку в них присутствуют элементы власти-подчинения, тем не менее, - это

60 См.: Ровинский Е.А. Основные вопросы теории финансового права. - M., 1960. - С.84.

61 См.: Бричко Л.В. Законодательство о расчетах в народном хозяйстве СССР. - M., 1977. - С. 77.

62 См.: Гуревич И.С. Правовые проблемы расчетных и кредитных отношений. Автореф. дисс.... д. ю. н. - Л., 1972.-С. 5.

49

отношения контрагентов со свойственной в большинстве случаев корреспонденцией взаимных прав и обязанностей.

Для расчетных правоотношений характерно наличие встречного движения денежной и товарной форм стоимости. Расчетные правоотношения по своей природе вторичны, производны в большей части от хозяйственных связей и отношений между различными субъектами. Безналичные расчеты - это платежи, для которых всегда характерно возмещение, реализация и признание общественно полезного характера труда, вложенного в услугу.

Для административных правоотношений не свойствен товарно- денежный характер, поэтому совместить их с расчетными правоотношениями нельзя. Расчетные же правоотношения в большинстве случаев связаны с товарным обменом, являясь частью товарно-денежных отношений и реализуя принцип эквивалентности и возмездности.

Отмечая различие финансовых и расчетных правоотношений, следует указать на такую особенность первых как отделение денежной формы стоимости от товарной и самостоятельное ее движение (распределение денег через бюджет, платежи в бюджет, собирание налогов, размещение госзаймов и т. п.)

В качестве аргументов своей позиции Л.В. Бричко и И.С. Гуревич выделяли особенности договора банковского счета: 1) стороны обязаны к заключению договора в силу закона; 2) в самом процессе заключения договора банк осуществляет свои контрольные функции, проверяя соответствие правового положения хозоргана условиям, необходимым в силу закона для открытия расчетного счета (Л.В. Бричко указывала на осуществление контрольной функции банком еще и на стадии исполнения

50

договора63); 3) содержание договора предопределено правилами о

64 расчетных и текущих счетах .

Первый аргумент с развитием рыночных отношений в нашей стране утратил то значение, какое он имел в годы административно-командных методов управления экономикой. Действительно, раньше в целях аккумуляции денежных средств в едином органе (банке), возможности использования их свободного остатка в форме кредита для нужд всего народного хозяйства, сокращения числа денежных знаков, находящихся в обращении, а также возможности постановки финансовой и хозяйственной деятельности организаций под контроль банка хозорганам вменялось в обязанность хранение своих денежных средств на счете в банке и денежные расчеты производить через банк. В настоящее время вопрос обязательности хранения юридическими лицами своих денежных средств на счетах в банках приобрел, на наш взгляд, иную трактовку.

Учитывая тот факт, что основная часть денежных средств юридических лиц и поныне продолжает отражаться в виде записей по банковским счетам, бытует мнение о том, что хранение их в банке - есть прямая обязанность юридического лица, неисполнение которой является правонарушением. Анализ действующего российского законодательства, посвященного данному вопросу, позволяет сделать несколько отличный вывод.

Требование к юридическим лицам хранить свои денежные средства на счете в банке и производить расчеты только через банк восходит еще ко времени принятия первых нормативных актов советской власти (Постановление ЦИК и CHK «О кредитной реформе» от 30.01.1930 г.65,

63 См.: Бричко Л.В. Указ. соч. - С. 71-72.

64 См.: Гуревич И.С. Указ. соч. - С. 8.

65 См.: СЗ СССР. - 1930. - № 8. - Ст.98.

51

Постановление СТО «Об оборотных средствах государственных объединений, трестов и других хозяйственных организаций» от 23 июля 1931 г.66). В дальнейшем обязанность хранения была предусмотрена также ст. 37 Устава Государственного банка СССР 1960г. и утвержденным Советом Министров СССР 6 августа 1973г. Положением “О ведении кассовых операций государственными, кооперативными и общественными предприятиями, организациями и учреждениями”, в соответствии с которыми устанавливался лимит, в пределах которого организации могли иметь в своих кассах наличные деньги. Основанием обязанности юридического лица хранить денежные средства на расчетном счете в банке длительное время выступали ст.ст. 391, 392 ГК РСФСР 1964г. В соответствии с Указом Президента России от 14 июня 1992 года № 622 «О дополнительных мерах по ограничению налично-денежного обращения”68 предприятия, организации и учреждения (включая учреждения торговли) независимо от организационно-правовой формы обязываются хранить свои денежные средства в учреждениях банков впредь до нормализации денежного обращения и ликвидации напряженности с денежной наличностью. В дальнейшем и в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 109 Основ гражданского законодательства Союза CCP и республик 1991 г. юридическим лицам вменялось в обязанность хранить свободные денежные средства в банках. Утвержденный решением Совета директоров Банка России от 22 сентября 1993 года № 40 Порядок ведения кассовых операций в Российской Федерации69 в π. 1 также установил обязанность юридических лиц хранить деньги в банках. Об обязанности хранения денег именно на банковском счете дстаточно определенно было сказано только в

66 См.: СЗ СССР. - 1931. - №46. - Ст. 316.

67 См.: СП СССР. - 1969.-№ 18. - Ст. 160.

68 См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1992. - № 25. - Ст. 1418.

69 См.: Экономика и жизнь. -1993. - № 42-43.

52

Основах. Упомянутые же Указ и Порядок ведения кассовых операций обязывали лишь “хранить деньги в банке”, не определяя четко в какой из форм такого хранения.

В отличие от ранее действовавших кодифицированных актов ГК РФ не содержит нормы, обязывающей юридические лица хранить свои денежные средства ни на счетах в банке, ни в учреждении банка вообще. Об обязанности клиента хранить денежные средства в банке говорится в п.2 ст. 859 ГК. Речь идет о минимальном размере суммы денежных средств, находящихся на счете клиента, и определяемой банковскими правилами или договором. Ст. 109 Основ утратила силу в связи с введением части второй ГК. Указ Президента РФ № 622 и Порядок ведения кассовых операций на сегодняшний день в части рассматриваемого вопроса официально не отменены, но и по поводу их действенности возникают вопросы. ГК не содержит указаний по вопросу особенностей хранения денежных средств юридических лиц, что позволяет заключить вывод об уравнении режимов хранения для юридических и для физических лип. Установленное же Указом Президента РФ № 622 и содержащееся в Порядке ведения кассовых операций в РФ ограничение о способе хранения денежных средств юридических лиц противоречит ГК и в части, противоречащей ему, данные акты не подлежат применению на основании ст. 90 Конституции РФ, ст. 3 ГК РФ, ст. 6 Закона о Центральном банке РФ, а также ст. 4 Федерального закона о введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации70.

Т.о., следует заключить, что Указ Президента и Порядок ведения кассовых операций в части, обязывающей юридических лиц хранить

70 См: О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 22 декабря 1995 г. № 15-ФЗ // Российская газета. - 1996. - 6 февраля.

53

свободные денежные средства в банках, не действуют. Мнение же, высказанное в литературе о том, что обязанность «хранить» денежные средства в кредитном учреждении прямо вытекает из закона по основаниям, предусмотренным в п.2 ст.861 ГК , на наш взгляд, неверно.

На основании анализа Указа Президента РФ от 18 августа 1996г. № 1212 «О мерах по повышению собираемости налогов и других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного обращения»72, а также Указания ЦБ РФ от 12 ноября 1996г. № 360 «О первоочередных мерах по выполнению Указа Президента РФ от 18 августа 1996 года № 1212»73 А.М. Эрделевским сделан вывод, по нашему мнению, основанный на верном толковании законодательства. «С 1марта1996 года юридические лица свободны в выборе приемлемого для них способа хранения наличных денежных средств (за исключением юридических лиц, являющихся предприятиями-недоимщиками в смысле Указа Президента РФ от 18 августа 1996 г. № 1212»74.

Следующий вопрос, возникающий при рассмотрении данной проблемы, состоит в том, обязано ли образованное юридическое лицо открыть счет в банке. Закон РСФСР “О предприятиях и предпринимательской деятельности” в отношении расчетов предприятий по своим обязательствам с другими предприятиями устанавливал, что они “как правило” должны производиться в безналичном порядке через учреждения банка. Расчеты с наличными деньгами с предприятиями и гражданами осуществлялись в соответствии с правилами совершения расчетных и кассовых операций, утверждаемых Госбанком СССР.

71 См.: Гражданское право: Учеб. / Под ред. Α.Π. Сергеева, Ю.К. Толстого. — Ч. II - M., 1998. - С. 455.

72 См.: СЗ РФ. - 1996.-№ 35. Ст. 4144.

73 См.: Вестник Банка России. - 1996. - № 64. - 19 нояб.

74 Эрделевский А.М. Обязаны ли юридические лица хранить деньги в банке? // Хозяйство и право. - 1997.-№5.-С. 116.

54

В законе не устанавливалось положение об обязанности производства расчетов в безналичном порядке. Что же касается ст. 391 TK РСФСР, продолжавшего действовать в тот момент, то действие указанной нормы было парализовано тем, что законодательство не предусматривало выделения социалистических организаций, на которые распространялось ее действие, как субъектов права.

В связи с дестабилизацией денежного обращения, Указом Президента РФ от 14 июня 1992 г. № 622 устанавливалось, что предприятия, организации и учреждения (включая организации торговли) независимо от их организационно-правовой формы обязаны производить расчеты по своим обязательствам с другими предприятиями в безналичном порядке через учреждения банков.

Разумеется, для осуществления безналичных расчетов юридическое лицо вынуждено заключить договор банковского счета в целях открытия счета в банке, поскольку ГК в ст. 861 закрепил в качестве общего правила принцип безналичных расчетов. Тем не менее, если предположить, что юридическое лицо, будет осуществлять расчеты наличными, соблюдая установленный Указанием ЦБР «Об установлении предельного размера расчетов наличными деньгами в Российской Федерации между юридическими лицами по одной сделке» от 14 ноября 2001г. № 1050-У лимит по одному платежу, а деньги в наличной форме будет держать не в банке, а хранить где-либо еще, то совершенно очевидно, что данное юридическое лицо не нарушает закона.

Следовательно, как таковой обязанности по открытию счета для юридических лиц и граждан-предпринимателей, на наш взгляд, не 75Cm.:Вестник Банка России. -2001. -№ 69. -21 нояб.

55

существует, существует лишь необходимость открытия счета для производства расчетов в безналичной форме.

Что касается обязанности банков заключать договоры банковского счета, то, поскольку данный вопрос требует проведения анализа на предмет публичности договора банковского счета, мы считаем, что упомянутый договор публичным не является, но, тем не менее, в силу закона банки обязаны, за некоторыми исключением, заключать договоры банковского счета с обратившимися к ним клиентами76.

Т.о., как представляется, аргумент об обязанности сторон заключить договор банковского счета в силу закона несостоятелен ввиду, во-первых, отсутствия у клиента такой обязанности и, во-вторых, наличия ее у банка только в усеченном виде.

По поводу осуществления банком контрольных функций следует отметить, что хотя они и не вполне соответствуют принципу равенства субъектов гражданского права, они не меняют гражданско-правовой природы договора, поскольку иначе договор таковым бы перестал являться. Поэтому, когда контрольные функции банка и осуществляются параллельно с исполнением обязательств по договору банковского счета, иногда находясь даже в тесной связи с таким исполнением, представляется, что они никоим образом не связаны с обязательствами по договору, а существуют автономно.

Положения о предопределенности содержания договора счета законодательством РФ в последнем более не содержится как в связи с социально-политическими причинами, так и в связи с утратой силы устаревшими нормативными актами. Так, на сегодняшний день, поскольку в России действует двухуровневая банковская система, договоры

76 Вопрос о применимости термина «публичный» к договору банковского счета будет рассмотрен ниже.

56

банковского счета могут заключаться различными коммерческими банками и соответственно совсем не обязательно, чтобы содержание договоров, даже в случае договоров присоединения, возможность заключения которых предполагает п.2 ст.846 ГК, было для всех банков одинаковым. Договор банковского счета полностью подпадает под действие принципа свободы договора.

К природе договора банковского счета довольно оригинально подходит Л.А. Новоселова, которая рассматривает его как объединяющий два соглашения: предварительный договор об открытии счета и соглашение, определяющее условия работы по такому счету. По ее мнению возникновение прав и обязанностей по предварительному договору определяется моментом заключения соглашения, тогда как отношения по счету наступают лишь при открытии и оформлении его в установленном порядке77.

Вопросом о возможности признания договора расчетного счета предварительным, «договором о будущих договорах» задавалась и Е.А. Флейшиц. По ее мнению договор расчетного счета не является таковым. «То, что называют предварительным договором — это договор, отодвигающий во времени совершение другого договора с точно установленным наперед содержанием. Несовершение такого договора в срок, указанный предварительным договором, является нарушением предварительного договора, который влечет за собою обязанность возместить причиненные убытки. Договор расчетного счета не обязывает держателя счета производить определенные по сумме денежные вклады в определенный срок.»78.

77См.: Новоселова Л.А. Правовое регулирование банковской деятельности. - M., 1997. - С.143.

78Флейшиц Е.А. Указ. соч. - С. 80.

57

■ ∙ · і

I

Таким образом, основным доводом в пользу своего вывода Е.А. Флейшиц считала положение о сроке внесения денежных средств на счет держателем по основному договору, которое, если отталкиваться от !

правовой конструкции предварительного договора по ст. 429 ГК, должно быть прописано в предварительном договоре, также как и все другие существенные условия договора. Определение предварительного договора, приведенное в ст. 429 ГК РФ действительно исключает признание договора банковского счета разновидностью предварительного договора.

Однако, развивая спор о возможности распространения конструкции предварительного договора на договор банковского счета, Л.Г. Ефимова не соглашается с точкой зрения Е.А. Флейшиц и считает, что закрепленная в действующем ГК РФ форма предварительного договора не является единственно известной правовой науке. Ссылаясь на мнение И.Б. Новицкого о том, что вполне допустимы предварительные договоры, в которых основное содержание предстоящих договоров определено и не требуется устанавливать все подробности, отдельные детали, которые могут быть определены непосредственно в главном договоре , Л.Г. Ефимова предлагает следующие разновидности предварительных договоров: «... 1) с точки зрения распределения прав и обязанностей: а) обязывающие одну сторону договора; б) обязывающие обе стороны договора; 2) с точки зрения конкретизации содержания главного договора: а) содержащие все условия главного договора, включая второстепенные; б) содержащие лишь существенные элементы будущего договора...»80.

Исходя из разновидностей, предложенных последней, к договору банковского счета можно применить, по ее мнению, предварительный

79 См.: Новицкий И.Б. Обязательство заключить договор. - M., 1947. - С. 8.

80 Ефимова Л.Г. Банковские сделки. Комментарий законодательства и арбитражной практики. - M., 2000.

-С. 68.

58

договор, обязывающий только одну сторону договора (банк) осуществлять для клиента юридически значимые действия, а с точки зрения конкретизации содержания главного договора, содержащий лишь существенные элементы будущего договора. Второстепенные условия, как-то: сроки, количество и суммы предстоящих платежей, а также наименование и платежные реквизиты плательщиков и получателей средств определяются по воле клиента.

По нашему же мнению, еще при заключении договора банковского счета клиент и банк уже пришли к согласию в отношении любого количества, любой суммы предстоящих платежей, любого срока их исполнения, а также наименования и платежных реквизитов любых плательщиков и получателей средств, которые лишь уточняются впоследствии клиентом в связи с экономической целесообразностью его деятельности с тем, чтобы банк наилучшим и скорейшим образом выполнил свою обязанность. Кроме того, вряд ли возможно применить положения ст. 445 ГК о протоколе разногласий к проекту договора, о судебном порядке рассмотрения разногласий, возникающих при заключении договора, если согласиться с позицией Л.Г. Ефимовой о том, что правоотношение по зачислению, перечислению и выдаче средств со счета следует считать самостоятельными основными договорами по отношению к предварительному договору банковского счета. Таким образом, на наш взгляд, в отношении договора банковского счета речь о предварительном договоре идти не может.

Немаловажной представляется проблема правовой характеристики, квалификации отдельных действий по исполнению договора.

Разрешение данной проблемы требует рассмотрения ее в контексте отдельных категорий юридических фактов. Наиболее существенное

59

значение для нас, исходя из поставленной задачи, представляют такие юридические факты, как правомерные действия.

Согласно разработанной О.А. Красавчиковым81 классификации по критерию направленности воли лица из числа правомерных действий различаются юридические акты и юридические поступки. Под юридическим актом автор понимал действие лица, направленное на движение конкретного правоотношения.

Из всех юридических актов непосредственный наш интерес вызывают сделки, отграниченные О.А. Красавчиковым от других юридических актов в основном по отраслевому признаку: «Гражданско-правовой юридический акт представляет собой правомерное юридическое действие, совершенное дееспособным лицом и направленное на установление, „82 изменение или прекращение гражданско-правовых отношении» . Характерной чертой сделок, как и других разновидностей юридических актов является направленность воли лица непосредственно на юридические последствия, наличие заранее поставленной цели. Кроме того, сделка может быть совершена только дееспособным лицом.

Термин «юридические поступки» впервые был предложен М.М. Агарковым83 и определялся им как правомерные действия, которые направлены на признание каких-либо фактов или уведомление о фактах прошлых, настоящих, или обстоятельствах, которые будут иметь место в будущем и которые влекут за собой юридические последствия независимо от того, были ли указанные действия направлены на эти последствия или нет.

81 См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. - M., 1958. - С. 114.

82 Там же. - С. 116.

83 См.: Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву. // Советское государство и право. - 1946. -J½3-4.-C. 51-52.

60

О.А. Красавчиков выступал против подобного, по его мнению, необоснованно суженного определения сферы применения юридических поступков.

Юридический поступок последним определялся как правомерное юридическое действие, с которым нормы права связывают юридические последствия независимо от того, было ли направлено это действие на указанные последствия или нет.

Таким образом, основное отличие поступков от сделок усматривается в признаке возможности отсутствия направленности действий на юридические последствия. Направленность, о которой идет речь, носит факультативный характер, т.е. вне зависимости от ее наличия или отсутствия юридические последствия будут теми же.

Однако, как отмечал О.А. Красавчиков, определенную направленность юридические поступки все же имеют, поскольку они являются действиями людей: «Действия лица не могут быть несоизмеримы с его целями и результатами действий»[84].

На наш взгляд, цель, достигаемая в результате юридических поступков носит факультативный, дополнительный характер по сравнению с основной деятельностью, в рамках которых и совершаются эти юридические поступки.

Переходя непосредственно к предмету нашего исследования, необходимо признать, что согласно существующим в юридической литературе мнениям отдельные действия по исполнению договора банковского счета получили весьма различное толкование.

Так, по мнению З.И. Шкундина, отдельные операции по договору банковского счета (по внесению вкладов, осуществлению расчетов и т.п.)

наполняют договор счета конкретным содержанием, «являются как бы ■ R5

сделками исполнения этого договора» .

Позиция Е.А. Флейшиц по этому вопросу заключалась в том, что и внесение клиентом денег на счет, которые банк обязался зачислять, и расчеты с должниками и кредиторами клиента являются односторонними сделками. Она считала, что для каждого зачисления, перечисления или выдачи денег необходимо наличие либо волеизъявления держателя счета (внесение денег на счет им самим, поручение о перечислении), либо волеизъявления плательщика, сделанное на основании договора счета между ним и банком. Никакого нового волеизъявления банка, согласие его на принятие сумм, внесенных держателем счета, на зачисление на данный счет сумм, поступивших для клиента от третьих лиц, на перечисление денежных средств со счета клиента на другой расчетный счет, не требуется. Все соответствующие обязанности банка возникают непосредственно из договора банковского счета. Поэтому все сделки по распоряжению клиентом денежными средствами на счете, равно как и сделки по внесению денег на счет, являются односторонними сделками клиента или вносителя средств. Эти сделки определяют лишь момент и порядок однократного осуществления банком своей общей длящейся обязанности производить предусмотренные законом операции по счету87.

Л.Г. Ефимова также утверждает, что «сделки, совершаемые во исполнение договора банковского счета, могут быть только односторонними»88. Но тогда возникает вопрос, на каком основании такие сделки относятся последними двумя авторами к договорам поручения и

85 Шкундин З.И. Указ. соч. - С.37.

86 См.: Флейшиц Е.А. Указ. соч. - С.81.

87 Там же. - С. 81.

88 Ефимова Л.Г. Банковское право: учебное и практическое пособие. - M., 1994. - С. 105.

62

і QO —

комиссии 5ибо хорошо известно, что указанные договоры ∣

односторонними сделками не являются.

О.С. Иоффе, относя договор банковского счета к особому договору, считал, что действия по его исполнению являются сделками (договоры займа, сопряженные с элементами хранения, договоры поручения), при этом ни один из договоров не входит непосредственно в договор банковского счета90.

і

Полемизируя с Е.А. Флейшиц, О.С. Иоффе полагал, что речь должна идти именно о договорах, а не об односторонних сделках, поскольку банк прежде чем исполнить требование клиента о зачислении денег на счет, переводе на другой счет и т.п. проверяет его законность91. Следовательно, предъявленное требование может быть удовлетворено лишь с согласия банка, а там, где имеется соглашение двух субъектов, порождающее гражданско-правовые последствия, налицо гражданско-правовой договор.

Позиция Л.Г. Ефимовой, изменившаяся в последующем по сравнению с представленной выше и выдвинутая ею позже, не отличается принципиально от той, что была высказана О.С. Иоффе. Она определяет банковский перевод как «самостоятельный договор между банком и клиентом, который основывается на договоре банковского счета»92. Механизм заключения такого договора по ее мнению сводится к следующему: поскольку платежное поручение, предоставляемое клиентом в банк, является офертой, адресуемой банку, и содержит предложение клиента заключить этот договор, банк не вправе ’ отказать, т.к. его

89 См.: Ефимова Л.Г. Там же. - С. 105.; Комментарий к ГК РСФСР / Под ред. Флейшиц Е.А., Иоффе О.С. -

M., 1970.-С.604.

90 См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. Курс лекций. Отдельные виды обязательств. - Л., 1961.

- С.397-398.

91 См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. - M., 1975. - С.703.

92 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Изд.

3-є / Рук. авт. кол. и отв. ред. О.Н. Садиков. - M., 1998. - С. 438.

63

обязанность переводить принадлежащие клиенту денежные средства вытекает из договора банковского счета; акцепт же банком оферты клиента выражается в конклюдентных действиях: банк обязан не только списать соответствующую сумму, но и передать расчетные документы в банк- посредник или банк-получателя средств.

Свой взгляд на данную проблему предложила Е.С. Компанеец93. Расчетная сделка, по ее мнению, - не просто договор, а чаще всего трехсторонняя сделка, связывающая в одно правоотношение три стороны — банк, кредитора и плательщика.

Специалисты в области современного банковского права относят действия по исполнению договора банковского счета в части перевода денежных средств, так же как и Е.А. Флейшиц, к односторонним сделкам94.

Представляется, что к высказанной О.С. Иоффе точке зрения о квалификации действий по исполнению договора банковского счета в качестве отдельных договоров, следует отнестись критически, учитывая прошедшее время и положения действующего ГК. Поскольку в соответствии со ст. 848 ГК банк обязан совершать для клиента операции, предусмотренные для счетов данного вида законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота, то предметом договора банковского счета будут действия банка по выполнению предусмотренных источниками права операций. Не являются предметом договора операции, не предусмотренные этими источниками или же противоречащие им, что лишает клиента права требовать от банка их исполнения. Клиент вправе требовать исполнения только тех операций, которые предусмотрены

93 См.: Полонский Э.Г., Компанеец Е.С. Применение законодательства о кредитовании о расчетах. - M., 1967.-С.223.

94 См., наир.: Чурин С. Правовая природа сделок по безналичному переводу денежных средств. // Хозяйство и право. - 1998. - № 5. С. 56; Попов А.В. Указ. соч. - С. 123.

64

вышеназванными источниками, если иное не предусмотрено договором банковского счета. Банк же обязан осуществить эти операции независимо от своего желания. Осуществление банком конклюдентных действий в данном случае, исполнение им волеизъявления клиента не может расцениваться как акцепт, поскольку не принять волеизъявления клиента банк не может. Исходя из того, что общее согласие на осуществление всех легальных действий клиента банк выражает еще в договоре банковского счета, то последующего согласия в отношении каждого действия уже не требуется. В отношении какого-либо из этих конкретных действий отказ банка в его осуществлении представляется незаконным.

На наш взгляд, мнение Л.Г. Ефимовой о банковском переводе как самостоятельном договоре содержит некоторую непоследовательность. Прежде всего, при подобном подходе многие действия сторон по гражданско-правовым договорам можно было бы рассматривать как заключение нового договора. Кроме того, если действия по исполнению договора банковского счета являются договорами, то логично предположить, что и действия по исполнению последних договоров также можно рассматривать как договоры, и так до бесконечности.

В случае присоединения к указанным выше позициям О.С. Иоффе и Л.Г. Ефимовой придется, по-видимому, применять и ст. 445 ГК (заключение договора в обязательном порядке). Однако анализ этой статьи показывает, что данная норма не в полной мере подходит к изложенной концепции. Совершенно очевидно, что если правоотношения по банковскому переводу составляют самостоятельный договор между банком и клиентом, возникающим из основного договора банковского счета, то к ним вряд ли применимы, например, протокол разногласий к проекту договора, судебный порядок урегулирования разногласий, условия о сроках урегулирования разногласий.

65

Позиция Е.С. Компанеец не выдерживает критики по тем же основаниям, что были высказаны по поводу точки зрения О.С. Иоффе. Кроме того, обязательство платежа, связывающее кредитора и плательщика, в силу заключенного ими договора поставки или иного договора, позволяет им выполнить названное обязательство, обойдясь и без заключения друг с другом специального договора о платеже. Соглашения каждого из них с одним только банком будет достаточно. Вероятность включения трехсторонней конструкции сделки в число элементов договора счета, явно являющимся двусторонней сделкой, представляется ничтожной. По общему правилу осуществление банком списания денежных средств происходит на основании распоряжения о списании денежных средств, исходящим только от клиента, либо его представителя, а не от получателя. Исключение из этого правила установлено в п. 2 ст. 854 ГК. Речь идет о бесспорном списании денежных средств со счета клиента на основании решения суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом. При бесспорном списании по указанным выше основаниям банк исполняет инкассовое поручение (платежное требование, распоряжение, ордер), выставленное уполномоченным взыскателем. От держателя средств при этом никакого акцепта не требуется, точно также, как не требуется и волеизъявления банка на такое списание, поскольку он обязан его осуществить на основании закона или договора с клиентом. При этом взыскатель и получатель средств могут не совпадать. По поводу случая списания денежных средств клиента по требованиям третьих лиц, предусмотренного п. 2 ст. 847 ГК, представляется, что это есть ничто иное, как одна из форм исполнения распоряжения самого клиента.

Представляется, что действия сторон по исполнению договора банковского счета не следует относить к сделкам вообще. Договор

66

банковского счета является разновидностью двусторонней сделки. Необходимо различать действия по заключению сделки и отдельные действия по ее исполнению. Представляется, что вряд ли сделка может быть разновидностью исполнения сделки. Речь идет о юридическом значении действий сторон, имеющих более узкую цель, не подчиняющихся жестким правилам о форме сделок, об их недействительности и прекращении обязательства, о совершении сделки неуполномоченным представителем и т.п. Кроме того, применение правил ГК о сделках и обязательствах к таким действиям может значительно усложнить оборот и правоотношения сторон.

Так, развивая позицию о действиях сторон по исполнению договора банковского счета как о сделках, С.В. Сарбаш95 считает, в случае когда компетенция лица (руководителя организации), обозначенная в банковской карточке, как имеющего право распоряжаться денежными средствами, ограничена уставом на совершение сделок свыше определенной суммы, то при превышении им этого предела сделка по перечислению денежных средств может быть признана недействительной по ст. 174 ГК. Совершенно справедливо такое положение вещей, по мнению этого автора, представляется малооправданным.

В соответствии с предложенной О.А. Красавчиковым классификацией юридических поступков:

1) посредством которых осуществляется передача имущества, выполнение работ и оказание услуг;

2) посредством которых осуществляется уведомление (признание) об определенных фактах;

95 См.: Сарбаш С.В. Указ. соч. - С.9.

67

3) посредством которых осуществляется создание новых (уничтожение, потребление существующих) объектов прав;

4) посредством которых осуществляется то или другое право, принадлежащее данному лицу;

5) посредством которых осуществляется самозащита прав и охраняемых законом интересов96,

применительно к договору банковского счета наиболее приемлемо было бы вести речь об оценке действий по исполнению договора в качестве юридических поступков, посредством которых осуществляется то или другое право, принадлежащее клиенту.

В зависимости от связи действий, в которых выражается юридический поступок с объектом гражданского субъективного права О.А. Красавчиков97 выделял материальный и нематериальный юридический поступок. Действие, составляющее содержание первого, оказывает воздействие на объект, соответственно, составляющее содержание нематериального юридического поступка действие не оказывает непосредственного воздействия на объект. При этом правовое отличие этих поступков состоит в том, что нематериальные поступки могут совершаться только дееспособными лицами, тогда как материальные - независимо от наличия у субъекта дееспособности.

Однако, определив действия клиента по исполнению договора банковского счета (распоряжение о перечислении, выдаче определенных сумм со счета и т.п.) в качестве нематериальных юридических поступков, мы придем к ошибочности подобного вывода в силу того, что признак направленности действий клиента на достижение юридических последствий при исполнении договора, присутствие которого всегда

96 См.: Красавчиков О.А. Указ. соч. - С. 157.

97 Там же. - С. 158.

68

обязательно в рассматриваемых юридических действиях, не находит своего полного выражения. Даже, если принять к сведению тот факт, что в некоторых из числа юридических поступков признак направленности действий на достижение юридических поступков находит непосредственное проявление, этого недостаточно для оценки действий по исполнению договора банковского в качестве юридических поступков.

Поэтому, как нам представляется, наиболее верной в дискуссии о рассмотрении действий сторон по исполнению договора банковского счета является позиция, согласно которой под такими действиями следует понимать самостоятельный вид правомерных действий, не подпадающих под классическое определение ни сделок, ни юридических поступков в силу указанных выше причин.

В ГК в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей помимо договоров и иных сделок названы и иные действия граждан и юридических лиц, о которых, в частности, говорится в подп.8 π.lcτ.8ΓK.

Действия по исполнению обязательств, на наш взгляд, являются самостоятельным основанием возникновения прав и обязанностей граждан и юридических лиц.

Что касается проблемы бесспорного списания денежных средств со счетов клиентов по договору, то представляется интересным сопоставление статьи 854 и п.2 ст.847 ГК, предусматривающей, что клиент может дать распоряжение банку о списании денежных средств со счета по требованию третьих лиц.

В литературе была высказана точка зрения о том, что п.2 ст. 847 ГК является частным случаем бесспорного списания на основании договора

69

QQ

(ст. 854 ГК) . Другими словами, одним из элементов договора банковского счета между банком и клиентом является выдача клиентом распоряжения банку на списание денежных средств по требованию третьего лица.

При списании денежных средств по требованию третьего лица на основании распоряжения клиента, третье лицо представляет в банк соответствующий расчетный документ, списание по которому проводится без акцепта клиента. Отсутствие необходимости выражения согласия клиента дает основание предположить, что в данном случае налицо самостоятельное действие третьего лица (по заявлению требований). Однако, закон ясно говорит о распоряжении клиента, что несомненно означает наличие волеизъявления последнего. Именно наличие данного волеизъявления делает возможным предъявление требований третьими лицами.

Представляется, что действия третьего лица, непосредственно связанные со списанием денежных средств, также как и действия клиента о даче распоряжений банку, как было указано выше, относятся к правомерным действиям, с которыми связано возникновение прав и обязанностей. При этом действия клиента являются основанием для возможности осуществления действий третьего лица.

C данной проблемой связан еще один вопрос, который поднимался в литературе - об отмене распоряжения клиента о списании, выданного последним банку, при условии отсутствия правила о такой отмене в договоре. Как условие договора, распоряжение не может быть отменено банком без прописания возможности отмены последнего в тексте. Одни авторы указывают на нежизненность конструкции, при которой у банка нет обязанности удовлетворять требования клиента об отмене 9sСм.: Суханов Е.А. Банковский счет: Комментарий части второй ГК РФ. - M., 1996. - С. 235.

70

распоряжений". На наш взгляд это не совсем верно. Клиент выдает распоряжение о списании средств на основании, прежде всего экономических показателей, а также тех обязанностей, которые вытекают из закона и других договорных отношений с третьими лицами. За каждым субъектом гражданского оборота презюмируется, что его действия носят разумный и добросовестный характер. И каждый несет риск наступления неблагоприятных последствий от совершения невыгодных действий. Поэтому, думается, следует рекомендовать физическим и юридическим лицам, вступающим в отношения по договору банковского счета закреплять положение об отмене распоряжений клиента о бесспорном списании средств. В случае отсутствия такого положения в договоре банковского счета можно решить этот вопрос путем изменения договора, либо заключения дополнительного соглашения, к уже имеющемуся договору банковского счета.

Таким образом, в рамках данного параграфа в результате анализа правовой природы договора банковского счета был сделан вывод о том, что данный договор является самостоятельным видом договоров, природа которого развивалась по пути от элементарного хранения через иррегулярное хранение, через кредитные отношения, когда банк берет деньги в долг у клиента и они поступают в распоряжение банка и одновременно отношения по оказанию специальных банковских услуг к содержательной и легальной обособленности.

Специфика принципа свободы договора состоит для договора банковского счета в том, что этот принцип реализуется как для обслуживающего банка: в праве определять при заключении договора с конкретным клиентом условия в индивидуальном порядке; в праве 99См.: Попов А.В. Указ. соч. - С. 145.

71

разрабатывать обязательные для клиентов внутренние правила ведения операций; в праве отказать контрагенту в заключении другого договора, для обслуживания которого открывается счет (например, в предоставлении кредита и тем самым в открытии ссудного счета); так и для клиента: в свободном выборе банка, с которым будет заключен договор банковского счета; в свободе выбора клиентом формы безналичных расчетов и закрепления ее в договоре с контрагентом при невмешательстве банка в договорные отношения; в использовании клиентом тех же прав и

і механизмов их защиты, что и в конструкции публичного договора.

По вопросу квалификации действий сторон по исполнению договора банковского счета была обоснована позиция о том, что таковыми являются самостоятельные правовые действия граждан и юридических лиц, не подпадающие под классическое определение ни односторонних сделок, ни юридических поступков.

72

ί

<< | >>
Источник: ЗАГИРОВ Расим Загирович. ДОГОВОР БАНКОВСКОГО СЧЕТА: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОЙ КВАЛИФИКАЦИИ И РЕГУЛИРОВАНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2002. 2002

Еще по теме Проблемы правовой квалификации договорных отношений между банком и клиентом.:

  1. ЗАГИРОВ Расим Загирович. ДОГОВОР БАНКОВСКОГО СЧЕТА: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОЙ КВАЛИФИКАЦИИ И РЕГУЛИРОВАНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2002, 2002
  2. § 1. Квалификация отношений, связанных с предоставлением кредита
  3. § 1. Квалификация отношений, связанных с возвратом кредита и уплатой процентов
  4. 2. Платежные услуги в отношениях с клиентами-потребителями
  5. 1. Платежные услуги в отношениях с клиентами - коммерческими организациями
  6. § 2. Правовая квалификация договора на выдачу, использование и обслуживание банковской карты
  7. § 1. Правовое и иное регулирование отношений по выдаче, использованию и обслуживанию банковских карт
  8. ГЛАВА 2. Метод правового регулирования потребительских отношений в банковской сфере
  9. 4. Принципиальные основания структуры и содержания статуса клиента в современном банковском праве
  10. 1. Постановка проблемы
  11. 3. Снижение процессуальной диспропорции - альтернативные средства разрешения споров банка и клиента.
  12. 2. Снижение информационной и договорной диспропорции в национальных системах банковского права
  13. § 3. Нивелирование договорной диспропорции