<<
>>

1.1. Пруденциальное регулирование

В течение последних нескольких десятилетий требования к пруденциальному регулированию банковской деятельности развивались прежде всего в ходе деятельности Базельского комитета по банковскому надзору (БКБН).

В рамках этого органа вырабатывались различные количественные требования, стандарты, относящиеся к размеру и характеру банковского капитала. Эти требования впоследствии находили нормативное закрепление в соответствии с особенностями соответствующей правовой системы. Так, в банковском праве ЕС это происходило в ходе принятия директив, которые затем имплементировались в национальное законодательство государств-членов, в Российской Федерации подходы БКБН закреплялись на уровне специального банковского законодательства (например, законодательное закрепление экономических нормативов банковской деятельности) и нормативных актов Банка России.

Первый этап развития содержательного аспекта банковского регулирования основывался на Базельском соглашении 1988 года (Базель I), в центре внимания которого находился кредитный риск, оценка которого осуществлялась на основании риск-взвешенной оценки банковских активов. В рамках базельских соглашений было выработано разделение банковского капитала на капитал I и капитал II категории. К капиталу I категории относились средства, позволяющие банку продолжать свою деятельность и избежать банкротства, а капитал II категории преследовал цель удовлетворить требования вкладчиков и основных кредиторов в случае банкротства кредитного института. Основным требованием Базель I являлось поддержание нормативно установленного уровня собственных

средств и коэффициента платежеспособности кредитного института при одновременном «правильном» соотношении капитала I и II категории.

Воплощение концептуальных положений Базель I в европейское банковское право произошло в ходе принятия ряда директив по специальным вопросам банковского права:

- вопросы собственных средств и коэффициента платежеспособности были урегулированы в Директиве 89/299/ЕЕС от 17.04.1989 о собственных средствах кредитных институтов и Директиве 89/647 от 18.12.1989 о коэффициенте платежеспособности кредитных институтов.

Директива 89/299 установила требования к стартовому капиталу кредитного института (не менее 5 млн ЭКЮ), соотношение между капиталом I и II категории, в силу которого капитал II категории не мог превышать размер капитала I категории и не мог превышать 50% собственных средств кредитного института. Директива 89/647 установила числовое значение коэффициента платежеспособности кредитного института, который понимался как пропорция между собственными средствами кредитного института (числитель) и активами, скорректированными с учетом их рисковости (знаменатель) и не мог быть менее 8%. Рисковость активов определялась по 4-бальной шкале, в соответствии с которой выделялись активы с нулевым риском (такие, как кассовая наличность, требования к правительствам и центральным банкам стран ЕС), с 20% риском (такие как требования к Европейскому инвестиционному банку и многосторонним банкам развития, к региональным правительствам или местным властям, требования к кредитным институтам, расположенным вне ЕС, со сроком исполнения не более одного года), с 50% риском (например, ипотечные кредиты, обеспеченные жилой недвижимостью заемщика) и со 100% риском (такие как требования к

правительствам и центральным банкам государств - не членов ЕС, выраженные не в их национальной валюте, требования к кредитным институтам (вне ЕС) со сроком исполнения более года, требования к небанковскому сектору);

- вопрос крупных рисков решался в Директиве 93/6/ЕЕС от 21.12.1992 о мониторинге и контроле крупных рисков кредитных институтов, в соответствии с которой крупным считался риск (кредитный актив), превышающий 10% собственных средств кредитного института. Директива установила правила, в соответствии с которыми размер крупного риска на одного клиента (группу взаимосвязанных клиентов) не должен бы превышать 25% размера собственных средств кредитного института и суммарный размер крупных рисков не должен был превышать 800% размера собственных средств кредитного института;

- Директива 92/30/ЕЕС от 6.04.1992 о надзоре за кредитными институтами на консолидированной основе закрепила основные правила консолидированного надзора, который не ограничивался надзором за финансовым состоянием собственно банка как формально отдельного юридического лица, но рассматривал его с учетом финансового состояния группы компаний, в которую входил банк.

Законодательство ЕС исходило из того, что именно консолидированный надзор за финансовым положением кредитных институтов может дать правдивую картину их финансового состояния и что именно консолидированный надзор в полной мере соответствует как целям создания единого внутреннего банковского и финансового рынка, так и целям защиты интересов вкладчиков кредитных институтов.

Впоследствии положения как общих банковских директив - Первой и Второй банковской директивы, так и перечисленных выше директив по

отдельным специфическим вопросам банковского права были обобщены в Первой банковской консолидированной директиве, которая в значительной степени основывалась на тех же концептуальных положениях и количественных показателях, что и рассмотренные выше документы.

Следующий этап в развитии содержательной составляющей банковского регулирования в европейском банковском праве связан с дальнейшей разработкой концептуальных подходов в рамках БКБН, которые воплотились в документе «Международная конвергенция подсчета капитала и стандартов капитала: новые подходы» (Базель II)[145]с последующим закреплением его принципиальных подходов во Второй банковской консолидированной директиве - Директиве 2006/48[146]. Необходимость дальнейшего развития инструментов пруденциального регулирования обусловливалась проявившейся на практике несовершенством подходов Базеля I и принятых директив по этим вопросам. В частности, по классификации рисков, закрепленной в соответствии с подходом Базель I, существенно различные по сути риски относились к одной и той же категории (например, кредит, предоставленный небанковскому сектору, рассматривался как 100% риск как в случае кредита только что созданной компании, так и крупной компании, которая существовала на рынке в течение продолжительного времени, имея высокую кредитоспособность).

Базель II, а вслед за ним и Директива 2006/48 делают попытку построить пруденциальное регулирование на принципиально иных основаниях.

Если прежний нормативно-пруденциальный корпус предстает как набор директивно закрепленных количественных показателей, которым должен соответствовать капитал кредитного института, то подход Базеля II предстает как «трехколонная система». Первая колонна (по терминологии самого документа) представляет собой требования к капиталу кредитного института - этот аспект продолжает играть центральную роль в пруденциальном

регулировании. Вторая колонна - надзорный процесс, и третья - рыночная дисциплина. Сразу оговоримся, что несмотря на такой подход, сложно говорить о полной сбалансированности документа в отношении всех затронутых аспектов - по-прежнему основное внимание продолжает уделяться именно требованиям к капиталу, а в аспекте требований к капиталу опять же гораздо большее значение уделено кредитному риску, чем иным видам рисков, характерных для банковской деятельности. При этом важно, что подход Базеля II и Второй банковской консолидированной директивы в сравнении с предшествующими документами означал не отказ от тех инструментов, которые были установлены предшествующими директивами, но использование и развитие этих инструментов.

В качестве новелл в связи с этим отметим следующие.

Центральное место в корпусе пруденциальных норм Директивы 2006/48 продолжают занимать требования к капиталу кредитного института. При этом, с одной стороны, сохраняется подход, согласно которому капитал подсчитывается с учетом рисковости активов кредитного института. Но, с другой стороны, в отношении градации степеней риска Директива 2006/48 дополнила градации риска еще одной степенью - 150% и при этом конкретизировала, или установила более дробные критерии, на основании которых тот или иной кредитный актив относился к соответствующей степени риска.

В отношении методик Директивой 2006/48 была допущена возможность использовать два различных подхода к оценке кредитного риска, которые получили название Стандартизированный подхода (Standardised Approach) и Подход внутреннего рейтинга (Internal Ratings Based Approach).

Стандартизированный подход состоял в следующем. Кредитные активы для целей оценки должны быть отнесены к одному из предусмотренных Директивой классов кредитных активов, которые взвешивались с учетом риска по следующим правилам.

Требования к центральным правительствам или центральным банкам рассматривались в качестве имеющих риск 100%, кроме специально предусмотренных в Директиве исключений. Исключения состояли в следующем:

- требования к Европейскому центральному банку, а также требования к

центральным правительствам или центральным банкам в их национальной валюте имели риск 0%,

- остальные требования могли иметь риск от 0% до 150% по

шестиступенчатой шкале качества кредита по оценке внешнего кредитно-рейтингового агентства, которое отвечало критериям, удовлетворяющим компетентные органы соответствующей банковской системы.

Требования к региональным правительствам или местным органам власти, административным органам, некоммерческим организациям, корпорациям могли иметь риск от 20% до 150% по шестиступенчатой шкале качества кредита (в соответствии со специальными правилами, установленными Директивой, в том числе с использованием оценок номинированных внешних кредитно-рейтинговых агентств).

Требования, обеспеченные залогом недвижимости, рассматривались в качестве имеющих 100% риск, кроме ряда исключений, в частности, обеспечение кредита залогом жилой недвижимости, в которой проживает заемщик, понижало степень кредитного риска до 35%, а обеспечение кредита залогом коммерческой недвижимости могло понизить кредитный риск до 50% (как в одном, так и в другом случае обеспечение должно было удовлетворять требованиям компетентных властей).

В соответствии с другим подходом - подходом внутреннего кредитного рейтинга компетентные органы, осуществляющие управление банковской системой, могли разрешить кредитным институтам определять рисковость их кредитных активов с использованием их внутренних систем оценки и управления кредитным риском. Это допускалось в том случае, когда

компетентные органы были убеждены, что внутренняя система оценки и управления кредитным риском кредитного института является надежной и интегрированной и отвечает ряду критериев, таких как:

- кредитно-рейтинговая система кредитного института обеспечивает разумную оценку должника и особенностей сделки, а также разумную дифференциацию рисков и аккуратную и последовательную количественную оценку риска,

- внутренний рейтинг, оценка прибылей и убытков играет существенную роль в процессах управления рисками и принятия управленческих решений, в одобрении кредитов, внутреннем распределении капитала и функциях корпоративного управления кредитного института,

- кредитный институт имеет в своей организационной структуре отдел кредитного контроля, отвечающий за рейтинговые системы кредитного института, при этом такой отдел в достаточной степени независим и защищен от недолжного влияния,

- кредитный институт собирает и хранит информацию, необходимую для оценки и управления кредитным риском,

- кредитный институт документирует свои рейтинговые системы и рациональные основания их построения, и оценивает свои рейтинговые системы.

Наряду с этим устанавливались и другие дополнительные требования к системе оценке на основе внутреннего кредитного рейтинга. Поскольку эти правила носят очень подробный технический характер, они явно выходят за пределы юридического исследования.

В плане общей оценки системы внутреннего кредитного рейтинга в экономической литературе отмечалось, что такая система более адекватна, поскольку основана не на применении «одного размера для всех», но позволяет учитывать особенности конкретной кредитной сделки. С юридической стороны данный процесс может служить иллюстрацией

процесса сближения в современном банковском праве институтов, которые традиционно рассматривались в качестве принципиально различных - банковского (пруденциального) регулирования, направленного на поддержание стабильности финансовой системы в целом, и внутренних оценочных структур кредитного института, направленных на достижение прежде всего частного коммерческого интереса. Проявлением этого процесса является допущение возможности использовать при оценке риска внутреннюю методику кредитного института, а не нормативные правила, установленные, регулятором или законодателем.

Другим дополнительным предметом рассмотрения в Директиве 2006/48 стали правила о достаточности капитала для покрытия операционных рисков. Директива 2006/48 различает в связи с этим три подхода требований к капиталу:

- подход базисного индикатора,

- стандартизированный подход,

- подход усовершенствованного подсчета (advanced measurement)

При подходе базисного индикатора за основу бралось среднее арифметическое между величиной дохода кредитного института в виде полученных процентов и величиной дохода от иных источников за последние три года. Требования к капиталу устанавливались в 15% от величины рассчитанного в соответствии с требованиями директивы базисного индикатора.

Стандартизированный подход основывался на среднем арифметическом между рядом взвешенных с учетом риска индикаторов, определенных по различным направлениям бизнеса кредитного института (корпоративные финансы - 18%, торговля финансовыми инструментами - 18%, ритейловая брокерская деятельность - 12%, коммерческая банковская деятельность - 15%, ритейловая банковская деятельность - 12%, платежные и расчетные услуги - 18%, агентские услуги - 15%, управление активами - 12%), также подсчитанным за последние три года.

Наконец, подход усовершенствованного измерения позволяет кредитному институту использовать собственный метод подсчета капитала для покрытия операционных рисков. Для того, чтобы воспользоваться таким методом, кредитный институт должен отвечать ряду количественных и качественных характеристик, которые обозначены в Директиве 2006/48 на уровне общих принципиальных положений.

Подытоживая, можно сказать, что содержательные блоки пруденциального регулирования, представленные в Директивы 2006/48 как требования к размеру собственных средств, резервы для покрытия рисков, требования к минимальному размеру собственных средств для покрытия кредитного риска (стандартный подход и подход внутреннего рейтинга), требования к минимальному размеру собственных средств для покрытия операционного риска, контроль за крупными рисками, квалифицированное участие за пределами финансового сектора составили основу содержательного корпуса пруденциального регулирования банковской деятельности в банковском праве ЕС, более того - как правильно отмечает Н.Ю.Ерпылева - парадигму современного пруденциального регулирования банковской деятельности[147].

Дальнейшее развитие содержательного аспекта связано с принятием пакета «CRD IV» (аббревиатура образована от «директива о требованиях к капиталу» - capital requirements directive) в составе:

- Директивы 2013/36/ЕС от 26.06.2013 о доступе к деятельности кредитных институтов и пруденциальном надзоре за кредитными институтами и инвестиционными фирмами, изменяющая Директиву 2002/87/ЕС и отменяющая Директивы 2006/48/ЕС и 2006/49/ЕС;

- Регламента (ЕС) 575/2013 от 26.06.2013 о пруденциальных требованиях к кредитным институтам и инвестиционным фирмам, изменяющего Регламент (ЕС) 648/2012.

Отмеченные Директива и Регламент представляют собой очень объемные документы. В рамках настоящего исследования можно отметить, что в число содержательной составляющей пруденциального регулирования введены «буферы капитала», в числе которых:

- буфер консервации капитала, который направлен на создание средств за пределами стрессовых периодов, которые могут использоваться, если впоследствии финансовый институт терпит убытки; он создается в размере 2,5% от капитала Категории I;

- контр-цикличный буфер, создание которого требуется от финансовых институтов в период существенного кредитного роста; размер его устанавливается государствами-членами в пределах 2,5% от риск-взвешенных активов (при этом с учетом конкретной экономической ситуации государства-члены могут повысить размер свыше 2,5%);

- буфер системного риска, который государства-члены вправе применять в размере от 1% до 3% для всех кредитных рисков и до 5% в отношении риск-активов внутри страны и стран - не членов ЕС;

- буферы для глобальных системных и других системных институтов применяются в зависимости от значения кредитного (финансового) института в глобальной или иной банковской (финансовой) системе; их размер различен в зависимости от системной значимости института.

Другим нововведением CRD IV в пруденциальные нормы явилось введение двух буферов ликвидности - требование покрытия ликвидности и требование стабильных фондов, первый из которых направлен на обеспечение ликвидности в краткосрочной, второй - в среднесрочной

перспективе. Буферы ликвидности призваны обеспечить, что кредитный (финансовый) институт располагает адекватным уровнем необремененных высококачественных ликвидных активов, чтобы обеспечить нормальную циркуляцию денежных средств (cash outflows) в нештатной ситуации, продолжающейся в течение 30 дней. Введение этих буферов запланировано на 2015 год.

Кроме того, планируется введение нового показателя - соотношение заемных средств и стоимости активов (leverage ratio). Поскольку это новый показатель, до его введения и определения числовых показателей потребуются дополнительные консультации.

Еще раз оговоримся, что подробный анализ институтов пруденциального регулирования выходит за пределы юридического исследования. Однако для нас имеет значение следующее обстоятельство. Рассмотрение процесса развития институтов пруденциального регулирования в их динамике позволило исследователям заключить, что этот процесс идет в развитии от количественного к риск-ориентированному надзору. Если на первых этапах развития банковского надзора этот процесс сводился к проверки выполнения банками установленных числовых значений экономических нормативов, то с течением времени такой подход стал недостаточным, уступив место риск- ориентированному подходу. Вот что пишет, например, по этому поводу Д.Я.Калантырский: «Банковский надзор все больше и больше принимает превентивный характер, при котором во главу угла ставится обеспечение безопасной и стабильной деятельности банков. Для органов банковского надзора уже недостаточно полагаться на выполнение банками количественных и качественных требований; они должны быть уверены, что банки в будущем смогут избежать принятия на себя значительных рисков или же покрыть потенциальные убытки, связанные с ними, если такие риски будут иметь место»[148].

Из сказанного для целей нашего исследования напрашивается вывод: если современный банковский надзор не может быть сведен к проверке выполнения набора количественных показателей (экономических нормативов), а требует риск-ориентированного подхода, это означает, что регулятор должен иметь право оценивать соответствие кредитного института (банка) пруденциальным нормам, основываясь на своем профессиональном суждении, а не просто арифметических подсчетах. Это, в свою очередь, требует адекватного отражения данного аспекта в правовом статусе регулятора. Практически это означает, что полномочия регулятора в современной банковской (финансовой) системе не могут быть жестко закреплены в законе (законодательстве), но должны отвечать критерию гибкости, который позволит регулятору оценивать деятельность кредитного института и, в случае необходимости, применять к нему санкции, основываясь не на «арифметике» законодательной нормы, но именно на своем профессиональном суждении, с учетом интересов банковского (финансового) рынка в целом, в том числе интересов клиентов банка.

Настаивание в современных условиях на жестком законодательном закреплении полномочий регулятора обернется снижением эффективности банковского надзора и утратой тех преимуществ, которые справедливо увязываются специалистами именно с риск-ориентированным надзором, в числе которых:

- возможность как текущей, так и перспективной оценки соответствия банка надзорным требованиям,

- возможность более своевременного реагирования надзорного органа на выявленные проблемы,

- уменьшение нагрузки на надзорный орган[149].

Указанный подход представляется справедливым и в отношении другого аспекта банковского регулирования, который мы обозначили как поведенческий и о котором речь пойдет далее.

<< | >>
Источник: Вишневский Александр Александрович. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИХ ИНСТИТУТОВ БАНКОВСКОГО ПРАВА: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме 1.1. Пруденциальное регулирование:

  1. СИНЕЛЬНИКОВА Наталья Александровна. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ АУДИТОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2004, 2004
  2. ЗАГИРОВ Расим Загирович. ДОГОВОР БАНКОВСКОГО СЧЕТА: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОЙ КВАЛИФИКАЦИИ И РЕГУЛИРОВАНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2002, 2002
  3. Малов Григорий Александрович. КРЕДИТНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ НА СРОЧНОМ РЫНКЕ: ВОПРОСЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015, 2015
  4. Роль и значение государственного управления жилищным рынком
  5. Основные результаты и выводы исследования
  6. Область применения ставки восстановления
  7. Концептуальный подход к исследованию современных аспектов раз­вития регионального рынка жилья
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. Заключение.
  11. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ