<<
>>

Публичный договор на оказание банковских услуг

Некоторые потребительские нормы, содержащиеся в ГК, основаны на до­вольно общих институтах гражданского права. Практика показывает, что исполь­зование подобных норм в потребительской сфере далеко не всегда приводит к по­ложительному результату.

Для примера следует рассмотреть институт публичного договора. В сфере банковских услуг он однозначно применим лишь к отношениям по договору бан­ковского вклада в силу прямого указания на это в ч.2 ст.834 ГК. В отношении принадлежности договора банковского счета к публичным договорам существует дискуссия. Иногда ученые[196] и судьи[197] относят его к таковым. Банковский счет и

публичные договоры «роднит» ч.2 ст.846 ГК, которая предусматривает обязан­ность банка заключить договор с клиентом, обратившимся с предложением от­крыть счет на объявленных банком для открытия счетов данного вида условиях, соответствующих требованиям, предусмотренным законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами. Большинство исследователей все же полагают, что договор банковского счета не является публичным, опираясь на ч.1 ст.846 ГК, согласно которому банковский счет открывается на условиях, согласо­ванных сторонами. Таким образом, в отношениях банковского счета затрудни­тельно соблюсти полную идентичность договорных условий, которая обязательна для публичных договоров (п.1 ст.426 ГК). На наш взгляд, следует согласиться с А.Я. Курбатовым[198][199][200][201][202][203] и другими специалистами, которые не относят договор бан­ковского счета к публичным договорам.

Естественно, наибольшую остроту вопрос о публичном характере договора приобретает при кредитовании, поскольку банки часто отказывают в заключение договора соискателям кредита. В юриспруденции превалирует мнение, что кре­дитные договоры не следует считать публичными.

Эта точка зрения подкрепляет­ся разъяснениями ВАС, встречается в актах судов общей юрисдикции. Как справедливо отмечается в научной литературе, личность заемщика имеет суще­ственное значение для кредитора, поэтому банк не имеет возможности заключать кредитные договоры со всеми, кто к нему обратился. Мнения о том, что кре­дитный договор все же является публичным договором, встречаются намного ре-

213

же, но, тем не менее, существуют.

Новый импульс дискуссии придаст вступление в силу ЗоПК. В ч.3 ст.5 за­креплено, что общие условия потребительского договора устанавливаются в од­ностороннем порядке банком «в целях многократного применения». Причем, как уже указывалось, эти условия размещаются в местах оказания услуг и в Интернет. Эти правила вызывают соблазн применить ст.426 ГК о публичном договоре по аналогии к общим условиям договора потребительского кредита, поскольку при­знаки публичного договора у них явно имеются. Каковы будут последствия такой аналогии? Скоро это покажет судебная практика. Пока мы можем лишь исследо­вать ст.426 ГК более подробно.

В соответствии с ч.1 ст.426 ГК: «Публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая органи­зация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждо­го, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего поль­зования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслужива­ние и т.п.)».

Таким образом, главная функция публичного договора - обязать банки за­ключать договор с каждым обратившимся (при наличии такой возможности со­гласно ч.3 ст.426 ГК). В отношениях банковского вклада она обычно оказывается невостребованной, поскольку банку всегда выгодно привлечь во вклады макси­мальное количество денежных средств. Больший интерес вызывает потребитель­ская норма, отраженная в ч.2 ст.426 ГК. Исходя из этой нормы, банки обязаны, в частности, устанавливать одинаковую для всех вкладчиков ставку процента по одному и тому же виду вклада.

Это правило защищает потребителей банковских услуг от дискриминации, т.е. имеет социальный характер. С другой стороны, если в отдельном договоре ставка процента существенно превышает ставки по аналогичным договорам, то такое условие будет признано ничтожным, т.е. пострадают интересы конкретного вкладчика (ч.5 ст.426 ГК). Так, в одном из отделений Сбербанка сотрудница банка пробила проценты в сберегательной книжке в завышенном размере и игнорирова­

ла ставки, установленные в банке для данного вида вкладов. Вкладчица, полу­чившая эту сберкнижку, потребовала уплатить проценты согласно внесенным в книжку записям. Суд общей юрисдикции отказал в удовлетворении этого требо­вания, исходя из вышеуказанных норм о публичном договоре, и применил ставку

214 процента, установленную для данного вида вкладов.

Это судебное дело подчеркивает весьма важный недостаток ч.2 и 5 ст.426 ГК применительно к отношениям по банковскому вкладу. Несомненно, проценты в завышенном размере оказались в сберегательной книжке по вине банка, который несет ответственность за действия своих сотрудников. То есть именно банк, а не потребитель нарушил ч.2 ст.426 ГК. Однако, признав условие о процентах ни­чтожным, суд разрешил дело в пользу банка, позволив ему недоплатить вкладчи­ку денежные средства, на которые последний мог разумно рассчитывать.

Было бы логично обязать виновный банк уплатить проценты согласно сбере­гательной книжке, но диспозиция ч.5 ст.426 ГК не позволяет этого сделать. В ре­зультате, защищаются интересы не пострадавшей стороны, а самого нарушителя, что нельзя признать правильным. Вместе с тем, если бы суд все же обязал банк платить по завышенной ставке, то это могло бы спровоцировать всех остальных вкладчиков по данному виду вклада на требование процентов в повышенном раз­мере со ссылкой на ту же ст.426 ГК. В случае удовлетворения подобных требова­ний банк мог понести большие убытки и, будь на месте Сбербанка небольшой ре­гиональный банк, его финансовая стабильность могла бы пошатнуться.

Разумеется, рассматриваемое дело является исключительным случаем, но он только подчеркивает общую проблему. Часть 5 ст.426 ГК требует признавать ни­чтожными любые условия, отклоняющиеся от стандартных положений договора, как в большую, так и в меньшую стороны. Полагаем, что эта проблема не может быть разрешена на уровне регулирования публичного договора. Если включить в ст.426 ГК императивное требование, обязывающее банк уплачивать проценты по сберегательной книжке, то конструкция публичного договора во многом потеряет смысл в отношениях по банковскому вкладу.

214 Определение Пермского краевого суда от 05.08.2010 по делу №33-6661.

Зато проблема довольно легко решается на уровне принципа добросовестно­сти (в субъективном смысле): вкладчица, если она находилась в добросовестном неведении об ошибке банка, вправе получить то, на что она могла разумно рас­считывать, получив сберкнижку. Одновременно, это правило не позволяет всем остальным вкладчикам требовать повышения процентов по вкладу. Итак, импера­тивные требования, защищающие права потребителей банковских услуг, вновь «уперлись» в некий предел правового регулирования, за которым должен начи­наться абстрактный подход к правовому регулированию, открывающий простор судебного усмотрения при оценке законности и допустимости договорных усло­вий.

* * *

Анализ показал, что императивные требования, нивелирующую договорную диспропорцию нуждаются в дальнейшем совершенствовании и развитии.

Сложности в нормативно-правовом регулировании связаны, главным обра­зом, с двумя обстоятельствами. Во-первых, положения законодательства, нивели­рующие договорную диспропорцию, подвергаются частым изменениям. В итоге, аналогичные договоры регламентируются разными потребительскими нормами в зависимости от даты их заключения. Поскольку эти нормы определяют степень и характер защиты прав потребителей, происходит вынужденная дискриминация части потребителей банковских услуг, заключивших договоры ранее появления более благоприятных для потребителей правовых норм.

Если же новые потреби­тельские нормы будут иметь обратную силу, то произойдет неоправданное ущем­ление интересов банков. Отсюда следует вывод, что правовое регулирование должно быть комплексным, а не предполагать решение частных юридических проблем по мере их появления. Учитывая длительный характер банковских отно­шений, правила поведения должны быть максимально универсальными и не тре­бовать постоянной корректировки.

Во-вторых, казуистическое правовое регулирование теряет эффективность, главным образом, в случаях, когда возможен обход закона или когда законодатель

не может правильно определить баланс интересов сторон. В связи с этим установ­ление казуистических норм должно дополняться абстрактным подходом к право­вому регулированию, позволяющим оценивать баланс интересов сторон в каждом конкретном деле на этапе судебного разбирательства.

Имеющиеся в законодательстве императивные казуистические нормы обла­дают разной степенью конкретизации, в связи с чем создается простор для судеб­ного толкования законодательства с целью его адаптации под решение конкрет­ных банковских споров. В целом, суды демонстрируют способность системного толкования законодательства, но им не хватает нормативно установленных прин­ципов и критериев, детерминирующих пределы судебного усмотрения. Пока суды исходят из общих идей о необходимости защиты слабой стороны в той степени, в какой они развиты в российском законодательстве.

Приведенные в параграфе примеры также подтверждают недостаточную си­стемность и внутреннюю организацию потребительского законодательства, обу­словленную рассредоточением его норм по разным законодательным актам.

<< | >>
Источник: Румянцев Станислав Андреевич. Формирование общих положений гражданско-правовой концепции защиты прав потребителей банковских услуг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме Публичный договор на оказание банковских услуг:

  1. Место договора банковского счета в системе банковских услуг, банковских сделок, банковских операций.
  2. ГЛАВА 3. Проверка правомерности условий договоров с потребителями банковских услуг
  3. Глава 6 ПЛАТЕЖНЫЕ УСЛУГИ В БАНКОВСКО-КЛИЕНТСКИХ ОТНОШЕНИЯХ В СОВРЕМЕННОМ БАНКОВСКОМ ПРАВЕ
  4. Определение понятия «потребитель банковских услуг»
  5. § 2. Понятие «банковские услуги» в законодательстве о защите прав потребителей
  6. § 3. Понятие «потребитель банковских услуг»
  7. ГЛАВА 1. Защита прав потребителей банковских услуг в гражданском праве
  8. Концепция конечного потребления и банковские услуги
  9. III. СООТНОШЕНИЕ ДОГОВОРА БАНКОВСКОГО СЧЕТА C ИНЫМИ ВИДАМИ БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  10. § 1. Защита прав потребителей банковских услуг и принципы гражданского права
  11. § 1. Государственное регулирование рынка банковских услуг и срочного рынка
  12. Система договоров банковского счета и обслуживаемые ими отношения.