<<
>>

Требования к способам раскрытия информации

Статья 8 ЗоЗПП содержит требование к исполнителю при заключении дого­воров доводить до сведения потребителя информацию об исполнителе (банке) и банковских услугах в наглядной и доступной форме способами, принятыми в от­дельных сферах обслуживания потребителей, на русском языке, а дополнительно, по усмотрению исполнителя, на государственных языках субъектов Российской Федерации и родных языках народов Российской Федерации.

Следует отметить, что понятие «доступная форма» может быть истолковано двояко. Доступность может обозначать физическую возможность потребителя ознакомиться с инфор­мацией (например, прочитать текст на родном языке). Речь также может идти о доступности сведений для понимания потребителем, т.е. об изложении их про­стым языком. Подобной конкретизации в ЗоЗПП нет. Однако анализ судебной практики выявил потребность в нормативном регулировании стиля изложения до­говора и даже размера шрифта.

К примеру, в арбитражном деле суд указал на ненадлежащее информирова­ние потребителя, поскольку отдельные условия, возлагающие на заемщика до­полнительные платежи «фактически завуалированы объемной информацией в та­рифном справочнике, форма и содержание которого затруднительны для восприя­

тия заемщиком». По мнению суда, информацию было затруднительно восприни­мать без специального навыка, следовательно, потребителя нельзя признать озна­комленным с ней надлежащим образом.[149][150][151]

ФАС Уральского округа посчитал, что изложение условий договора мелким шрифтом затрудняет ознакомление с ними и нарушает права потребителя, уста-

152

новленные ст.10 ЗоЗАПА. Другой суд пришел к аналогичным выводам о наруше­нии ст.10, а также ст.8 ЗоЗПП поскольку высота букв в кредитном договоре со­ставляла всего 1 мм. Вывод о том, что шрифт в договоре является слишком «мел­ким», был сделан при помощи п. 3.2.4 СанПиН 1.2.1253-03 «Гигиенические тре­бования к изданиям книжным для взрослых».

При этом суд не смутил п.1.4 того же СанПиН: «Санитарные правила распространяются на издания книжные тек­стовые (далее издания) для взрослых читателей от 18 лет и старше». Позиция бы­ла обоснована тем, что СанПиН выделяет среди разных видов этих изданий «офи­циальные издания», к которым можно отнести и договор. Тем не менее, по факту СанПиН договоры не упоминает, а согласно ч.1 ст.5 Федерального закона «Об обязательном экземпляре документов», официальные документы - это докумен­ты, принятые органами законодательной, исполнительной и судебной власти, но­сящие обязательный, рекомендательный или информационный характер.[152]

Данные дела наглядно иллюстрируют «судебное правотворчество», которое формально обосновывается расширительным или системным толкованием норм закона, а, по сути, вызвано нехваткой этих норм. В подобных делах многие судьи начинают руководствоваться собственным представлением о справедливости. Но встречается и противоположная судебная практика. В ряде споров арбитражные

суды[153] и суды общей юрисдикции не придали значения размеру и четкости шрифта: «Тот факт, что указанные документы, врученные С., исполнены мелким шрифтом, доступным только для восприятия людей со зрением в пределах нормы, не лишало его возможности пользоваться очками, которые у него имелись».[154]

Действительно, в некоторых случаях даже небольшой размер шрифта и сложные термины не помешают потребителю правильно воспринимать информа­цию. Эти обстоятельства могут быть установлены только при рассмотрении кон­кретного дела. Но для того, чтобы придать легитимность самому разбирательству о способе изложения договора, в законодательстве должны появиться соответ­ствующие нормы.

Так, в ч.12 ст.5 ЗоПК указано, что индивидуальные условия договора потре­бительского кредита должны быть отражены в виде таблицы по форме, установ­ленной Банком России, начиная с первой страницы договора потребительского кредита (займа), четким, хорошо читаемым шрифтом. Однако в ЗоПК не регла­ментируется использование сложных и непонятных для потребителя терминов.

Кроме того, для договоров банковского счета и вклада требования к изложению договора до сих пор отсутствуют.

Обобщение и анализ судебной практики позволяет нам предложить следую­щий подход к решению этого вопроса.

В новую главу ЗоЗПП, посвященную банковским услугам, должен быть включен запрет на изложение условий договора способами, затрудняющими их восприятие потребителем банковских услуг, в частности: с использованием мел­кого и плохо читаемого шрифта, специализированной терминологии, с допущени­ем ошибок и опечаток, осложняющих интерпретацию текста. В ЗоЗПП должно быть также оговорено, что при составлении договора банк должен исходить из то­го, что потребитель банковских услуг не страдает заболеваниями или увечьями, осложняющими восприятие условий этого договора, и не обладает профессио­

нальными познаниями в области банковской, страховой или иной финансовой де­ятельности, юриспруденции и бухгалтерского учета.

Поскольку описанный выше прием составления договора часто направлен на введение потребителя банковских услуг в заблуждение относительно условий этого договора, данное обстоятельство должно быть отнесено к юридическим фактам, которые перечислены в ч.2 ст.178 ГК («Недействительность сделки, со­вершенной под влиянием существенного заблуждения») и могут указывать на существенный характер заблуждения одной из сторон при совершении сделки. При этом, согласно ч.1 ст.178 ГК, сделка может быть признана недействительной, только если заблуждение было настолько существенным, что заблуждавшаяся сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Шрифт и специализированная терминология - это далеко не единственные проблемы, касающиеся способа доведения информации. Вообще законодатель­ство о защите прав потребителей банковских услуг не уделяет этой теме должно­го внимания. Довольно детально регламентировано доведение информации толь­ко при использовании банкоматов и в кредитных отношениях. Так, ч.5 ст.29 Зако­на о банках предусматривает, что при использовании банкомата владелец карты должен получать информацию о комиссии, взимаемой за совершение операций через банкомат в дополнение к вознаграждению, установленному договором на выпуск карты / банковского счета.[155]

Пункт 7 Указаний Банка России от 13.05.2008 №2008-У «О порядке расчета и доведения до заемщика - физического лица полной стоимости кредита» преду­сматривает, что до заключения / изменения договора информация о кредите мо­жет доводиться до заемщика в проекте кредитного договора (дополнительного со­глашения), в документах, направляемых сторонами друг другу в процессе заклю­чения кредитного договора (дополнительного соглашения), иными способами, позволяющими подтвердить факт ознакомления заемщика с указанной информа-

158 цией и предусматривающими наличие даты и подписи заемщика.

По сути, банк должен получить от потребителя расписку с текстом «Я ознакомлен».

Банки следуют этому правилу буквально и включают такую надпись в доку­менты, оформляющие оказание банковских услуг, а заемщик их подписывает. К примеру, заемщик подтверждает распиской, что ознакомлен с тарифами, которые признаются неотъемлемой частью банковского договора, но к самому договору не прикладываются. Большинство судебных органов критически относится к такой практике. Со ссылкой на ст.30 Закона о банках и ст.10 ЗоЗШІ суды утверждают, что банк должен доказать факт получения потребителем тарифов (условий об­служивания) в письменном виде вместе с кредитным договором: «Банком не до­казано, что потребители при подписании договора знакомятся и получают на руки Условия, позволяющие их свободное прочтение любым потребителем».[156][157] В про­тивном случае он привлекается к административной ответственности за наруше­ние прав потребителей в связи с отсутствием условий о тарифах в договоре.

Такое же мнение высказывается в судебной практике в отношении договоров банковского вклада.[158]

Иногда встречаются противоположные судебные позиции, которые признают достаточным наличие письменного подтверждения об ознакомлении потребителя с условиями о тарифах, чтобы считать эти условия частью договора.[159] В таких делах суды либо считают, что банковский договор не обязательно должен состав­ляться в форме единого документа,[160] либо по-иному распределяют бремя дока­зывания: «Доказательств невручения Условий при заключении кредитных дого­

воров управлением не представлено ни в суд первой инстанции, ни в апелляцион­ную инстанцию».[161]

Таким образом, судебная практика до сих пор не выработала единообразного подхода к тому, как должен быть оформлен договор на оказание банковских услуг и как именно должен реализовываться механизм ознакомления потребителей с информацией о банковских услугах.

Понятно, что прилагать все тарифные сборники к договору может быть за­труднительно и затратно для банка в силу их большого объема.

Компромиссным вариантом могло бы стать обязательное включение в текст договора лишь тех та­рифов, которые применяются к предоставляемой этому договору банковской услуге. С технической точки зрения, такая выборка могла бы быть компьютери­зирована и производиться полностью автоматически, что оптимизирует издержки банка при обеспечении соблюдения интересов потребителей.

Специальное регулирование этого вопроса содержится в ЗоПК. Согласно данному закону все условия нужно будет разделить на индивидуальные условия и общие условия. Согласно ч.7 ст.7 ЗоПК, индивидуальные условия предоставляют­ся заемщику на руки, и он должен акцептовать их в течение пяти рабочих дней со дня предоставления. Общие условия размещаются в «месте оказания услуг», т.е. в месте приема заявлений заемщиков о выдаче кредитов, в том числе в Интернете. Заемщик имеет возможность потребовать копию этих условий бесплатно в тече­ние пятидневного срока, пока он изучает индивидуальные условия.

Отметим, что в текущей судебной практике часто рассматриваются дела, ко­гда в договорах содержится лишь ссылка на тарифный сборник, который разме­щен на Интернет-сайте и в офисах банка. Многие суды считают такой способ до­ведения информации недостаточным для выполнения нынешних требований за- конодательства.[162] С одной стороны, размещение информации в Интернете помо-

гает банкам экономить на транзакционных издержках, связанных с необходимо­стью печати большого количества документов. С другой стороны, в случае прояв­ления банком недобросовестности при определении тарифов, он вполне может рассчитывать на то, что многие потребители не станут тратить время на поиск информации о тарифах. Клиентам, не имеющим доступа в Интернет, для защиты своего права придется дополнительно идти в офис банка, что является для них определенным препятствием в получении информации.[163]

В судебных делах обычно подчеркивается: «поскольку информация о Тари­фах(изменении Тарифов) Банка касается одного из основных потребительских свойств услуги Банка [курсив мой - С.Р.], Банк должен был предоставить потре­бителю такую информацию в той же форме, в которой был заключен договор, то есть в письменной форме представить непосредственно потребителю услуги».[164]Противоположные судебные позиции встречаются реже, и обычно основаны на том, что в заявлении на выдачу кредита или иной документации, оформляющей банковскую услугу, имеется расписка потребителя об ознакомлении с тарифами, а также указано, что эти тарифы являются неотъемлемой частью договора.[165]

Независимо от вида договора типичная судебная позиция в пользу потреби­телей основывается на двух законоположениях: ст.10 ЗоЗІПІ, обязывающей банки раскрывать основные свойства услуг; и ст.30 Закона о банках, обязывающей бан­ки указывать в договоре стоимость банковских услуг.

В отношении кредитов так­же добавляется ссылка на п.5, 7 Указания Банка России от 13.05.2008 №2008-У «О порядке расчета и доведения до заемщика - физического лица полной стоимо­сти кредита».

Подобный подход российских судов представляется дискуссионным. Во- первых, существует проблема с неопределенностью понятия «основные свойства услуги», которая уже рассматривалась выше.[166] Во-вторых, суды склонны пони­мать термин «договор» из ч.2 ст.30 Закона о банках в довольно узком значении единого письменного документа, хотя напрямую об этом в ст.30 не сказано.[167]Норма из ч.1 этой статьи сформулирована так: «В договоре должны быть указа­ны...». Способ выражения условий договора нигде не конкретизирован. Анало­гично п.5 упомянутых указаний Банка России требует от банков доводить до за­емщиков информацию по платежам «в составе кредитного договора» без конкре­тизации, что речь идет о едином документе. Более того, согласно ч.4 ст.434 ГК договор в письменной форме может состоять и из нескольких документов.

Это обстоятельство отмечают суды, выносящие решения в пользу банков (та­кие решения встречаются реже, чем решения в пользу потребителей): «. Обяза­тельного условия о заключении кредитного договора исключительно в форме од­ного документа законодательство не содержит. В данном случае между истцом и ответчиком был заключен договор, состоящий из Правил, Тарифов, анкет-

заявлений, расписки, которые в совокупности составляют договор о предоставле-

170 нии и использовании банковских карт ВТБ 24 (ЗАО)».

Кроме того, в делах, не связанных с банковской деятельностью, судебная практика признает вполне законным размещение части условий письменного до­говора (в том числе о тарифах) на Интернет-сайте. В силу буквального толкова­ния договора (ст.431 ГК) такие условия признаются действительными, если в са­мом договоре есть на них ссылка и указание на то, что они являются неотъемле-

171

мой частью этого договора.

Получается, что российские суды сами «изобрели» отсутствующее в законо­дательстве требование составлять договор с потребителем банковских услуг в форме единого документа с целью защиты интересов слабой стороны правоотно­шения. Это характерно для ситуаций, когда процесс обновления казуистических норм отстает от реальной жизни. Таким образом, необходимость нормативно­правового регулирования данного вопроса является очевидной.

Исходя из проведенного анализа, представляется целесообразным установить в новой главе ЗоЗІПІ, посвященной банковским услугам, общую обязанность бан­ка по предоставлению в распоряжение потребителя банковских услуг экземпляра договора, содержащего все условия этого договора. В случае, если договор состо­ит из нескольких документов, следует обязать банк предоставить потребителю банковских услуг по одному экземпляру каждого документа, в котором отражены условия договора (либо заверенные банком выписки из объемных документов).

С целью развития электронной коммерции законодательное регулирование размещения условий банковского договора в сети Интернет должно стать более мягким, как это уже определено в отношении потребительского кредита в ЗоПК.

В частности, в новой главе ЗоЗШІ следует отразить императивные требова­ния следующего содержания: в случае размещения в информационно­телекоммуникационной сети условий договора на оказание банковских услуг банк

170 Апелляционное определение Ростовского областного суда от 29.05.2012 по делу № 33-5320.

171 Для примера, см. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.08.2011 №09АП- 19280/2011-ГК, 09АП-19283/2011-ГК по делу №А40-20254/11-12-179. Также: Постановление ФАС Уральского округа от 07.06.2010 №Ф09-4088/10-С3 по делу №А60-47449/2009-С12.

обязан обеспечить потребителю банковских услуг возможность доступа ко всем условиям договора и сохранения соответствующих электронных документов, а также, по требованию потребителя банковских услуг, возможность получения подписанных документов со всеми договорными условиями в бумажной форме. Возможность электронного доступа и получения документов в бумажной форме должна обеспечиваться, как минимум, с момента заключения соответствующего договора, в течение срока его действия и в течение трех лет после его прекраще­ния (общий срок исковой давности).

Предлагаемые требования актуальны, прежде всего, для договоров банков­ского счета и вклада. Они также несколько дополняют правила, содержащиеся в ЗоПК. Отметим, что в соответствии со ст.2 Федерального закона «Об информа­ции, информационных технологиях и о защите информации» под информацион­но-телекоммуникационной сетью подразумевается технологическая система, предназначенная для передачи по линиям связи информации, доступ к которой осуществляется с использованием средств вычислительной техники. Интернет яв­ляется наиболее популярной информационно-телекоммуникационной сетью. По­нятие «электронный документ» обозначает документированную информацию, представленную в электронной форме, то есть в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в ин-

172 формационных системах.

* * *

Из изложенного видно, что вопросы доведения до потребителей информации о банковских услугах, на самом деле, в значительной степени касаются оценки добросовестности банка и предотвращения злоупотреблений с его стороны.

172 Федеральный закон от 27.07.2006 №149-ФЗ [ред. от 28.12.2013] «Об информации, информационных технологи­ях и о защите информации» // 1-ая ред. опуб. в: СЗ РФ. - 31.07.2006. - №31 (1 ч.). - Ст. 3448.

В настоящее время на нормативном уровне довольно подробно регламенти­руется содержание информации, подлежащей раскрытию потребителям банков­ских услуг. Хотя соответствующие законоположения имеют ряд недостатков.

Как свидетельствует правоприменительная практика, наибольшие сложности все же возникают при регулировании способов раскрытия информации о банков­ских услугах. Рекомендации, сформулированные в настоящем параграфе, могут способствовать совершенствованию и детализации правового регулирования дан­ного вопроса.

Также наблюдается тенденция по расширительному толкованию (по сути, домысливанию) казуистических требований судами в тех случаях, когда суще­ствующие формулировки очевидно не могут выполнить свое предназначение - обеспечить защиту прав потребителей банковских услуг. Такой метод правопри­менения является неизбежным негативным последствиям использования казуи­стического подхода в правовом регулировании.

<< | >>
Источник: Румянцев Станислав Андреевич. Формирование общих положений гражданско-правовой концепции защиты прав потребителей банковских услуг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме Требования к способам раскрытия информации:

  1. Требования к содержанию раскрываемой информации
  2. Оборот закладных как способ контроля обязательств при ипотечном кредитовании
  3. Конфиденциальность информации
  4. Приложение 1. Источники информации
  5. 2.3. Соответствие требованиям к управлению кредитным институтом
  6. § 4. Уступка права требования предоставления кредита
  7. 2.2. Соответствие требованиям к собственникам кредитного института
  8. § 3. Уступка прав требования возврата кредита и уплаты процентов
  9. Требования к заемщику и покупаемому жилью
  10. Ставка восстановления как ключевой параметр расчета требований к капиталу и резервирования
  11. § 2. Нивелирование информационной диспропорции
  12. 1.2. Регулирование поведенческого аспекта деятельности кредитного института
  13. ГЛАВА 2. Метод правового регулирования потребительских отношений в банковской сфере
  14. Сетевой метод планирования в проектном управлении развитием регионального рынка жилья
  15. Система договоров банковского счета и обслуживаемые ими отношения.