<<
>>

Условия возникновения рисков в деятельности органов публичного управления

В контексте современной глобальной информатизации и цифровизации мирового сообщества совершенствование системы публичного управления неизбежно. Одним из ключевых драйверов адаптации государственного и муниципального управления и приведения их к новым требованиям и стандартам, должен стать интегрировано-адаптивный риск-ориентированный подход.

Подобная система позволит не только выявлять и управлять рисками, возникающими в системе публичного управления, но и заблаговременно отслеживать, оценивать и минимизировать факторы возникновения данной категории рисков, «...выступающие первообразной самих рисков» .

Деятельность органов публичного управления является достаточно сложным объектом для анализа компонентов риска, поскольку, с одной стороны функционал данных органов тесно взаимосвязан с множеством различных направлений деятельности (здравоохранение, социальная защита, строительство, экономика и др.), каждая из которых имеет собственные особенности, определяющие как сами факторы риска, так и уровень их взаимодействия и взаимозависимости. С другой стороны, органы публичного управления в качестве своей основной цели не преследуют получение и максимизацию прибыли, а нацелены на достижение максимального социально-экономического эффекта, оценка которого до сих пор является достаточно затруднительной, ввиду разногласий ученых относительно методики его расчета. Поэтому количественная

58 Матвеев В.В. Экономическая сущность категории бизнес-риск и факторы ее формирования / В.В. Матвеев //Аграрный научный журнал. 2016. № 4. С. 84-88., стр. 85.

и стоимостная оценка факторов возникновения рисков публичного управления без детализации частных аспектов каждой отрасли почти не возможна.

С нашей точки зрения, в подобных обстоятельствах, единственным возможным практическим способом оценки факторов возникновения данных рисков, является применение сравнительного подхода на макроуровне.

В частности, путем сравнения уровня основных макроэкономических показателей, как ключевых индикаторов публичного управления, с их целевыми, плановыми и индикаторными значениями, что в количественном и качественном подходе позволит определить: во-первых, уровень эффективности государственного и муниципального управления; во-вторых, степень отклонения значений от поставленных (заданных) результатов, т.е. выявить обстоятельства препятствующее достижению целей и задач публичного управления - факторы риска. Подобный расчет основывается на вероятностной характеристике риска, а значит степень влияния фактора на уровень риска определяется как величина отклонения значения фактора от его нормативного, планового, или прогнозируемого результата (Рисунок 6).

Рисунок 6 - Авторский подход к оценке уровня рисков публичного управления

Практическое применение данного подхода предполагает оценку факторов риска как в фактическом, так и в прогнозируемом (плановом) периоде. При этом математические расчеты опираются на параметры формулы 1.

Полученные значения могут быть как отрицательными, т.е. не оказывающими негативного влияние на уровень риска, так и положительными - пропорционально увеличивающими уровень изучаемого риска.

где СВФ - степень влияния фактора на уровень риска, %;

ФЗП - фактическое, плановое и(или) прогнозируемое значение показателя;

НЗП - нормативное (индикаторное) значение показателя.

Источник: составлено автором.

Что касается нормального (допустимого) уровня изменения фактора риска,

то для каждого макроэкономического показателя подобный коридор колебания

определяется индивидуально, но в целом он должен ограничиваться пределами следующего доверительного интервала P = 0,997 - 0,995 или 99,7 - 99,5 %, т.е. уровень колебания изучаемого фактора риска должен быть не более 0,3-0,5 % от нормативного значения.

Если же уровень колебания выше заданного интервала, то специалистам органов публичного управления следует обязательно уделить внимание выявленному отклонению, способному привести как к повышению уровня существующих рисков, так и к формированию новых ранее не существовавших рисков (формула 2). Колебание фактора в пределах 0,3-0,5% свидетельствует о том, что на данный фактор является лишь потенциально опасным. Поэтому для целей настоящего исследования установим порог колебания фактора равный 0,5 %.

где ОСВФ - опасная степень влияния фактора на уровень риска, %.

Источник: составлено автором.

Также для целей исследования следует отметить, что оценка факторов на основе предполагаемого подхода не лишена внутреннего риска, связанного с особенностями установления нормативного результата. Помимо этого, оценка в прогнозируемом (планируемом) периоде в своей основе зависима, с одной стронны, от методологии прогнозирования и планирования, а с другой - от возможного ошибочного расчета прогнозных (плановых) значений, которые также могут формировать собственные внутренние риски (Рисунок 5: пункт «Риски индикаторов оценки»).

Однако, несмотря на указанные замечания практическое применение данного авторского подхода позволит: во-первых, индивидуально оценить степень влияния каждого фактора на уровень изучаемого риска; а во-вторых, при консолидации (суммировании) факторов оценить степень группового (усреднённого) воздействия на изменение искомого риска.

Проводя оценку факторов формирования рисков публичного управления на федеральном уровне в первую очередь следует уделить внимание анализу системы показателей, предусмотренной Распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р (ред. от 28.09.2018) «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года»[59], поскольку данная концепция предусматривает в качестве индикаторов эффективности мероприятий публичного управления и достижения социально - экономического развития страны более 60 показателей.

Однако, для целей настоящего исследования - выявления общеотраслевых факторов формирования рисков публичного управления, можно изучить только 10 обобщающих макроэкономических показателей, оценка которых представлена в Приложении Ж.

Выделенная группа показателей несмотря на то, что имеет общеотраслевые характеристики также учитывает отдельные направления социально­экономического развития: демографию, уровень жизни, инвестиции, образование, здравоохранение и другие. Подобная двойственность позволит, с одной стороны, изучить общие факторы рисков, а с другой - выявить особенности изучаемых факторов, присущих частным рискам публичного управления.

Таким образом, проводя сравнительную характеристику выделенных макроэкономических показателей с их индикаторами-значениями можно отметить, что большая часть фактических значений (более 80%) не достигает установленных нормативов. Единственным исключением является положительная динамика численности населения РФ, превышающая на всем периоде исследования установленный порог более чем на 2%. Также положительная ситуация складывается с приростом уровня инфляции в 2017 году, в частности он ниже на 1% индикаторного значения. К сожалению, оставшиеся 8 показателей, характеризующих как социальную, так и экономическую составляющие, далеки от утвержденных уровней.

Подобная ситуация может свидетельствовать о частичном или полном не достижении целей и задач мероприятий, предусмотренных Концепцией, а значит о наличии в деятельности органов публичного управления факторов формирования и развития рисков. При этом в данной ситуации нельзя говорить об изменении только одного отдельного вида риска, но можно судить о влиянии искомых факторов на весь перечень рисков публичного управления (например, на уровень общеэкономических, общесоциальных, общеполитических и других групп рисков). Так, на рисунке 7 представлена средняя степень влияния изучаемых факторов на уровень искомых рисков.

более чем на 2,8 п.п., что ниже уровня 2016 года более чем в 2 раза (+6,6 п.п.).

Подобная динамика имеет неоднозначную характеристику поскольку, с одной стороны, она связана с существенным сокращением в 2017 году большей части отклонений, а с другой - отсутствием в расчетах одного из наиболее значимых факторов - прироста экспорта, по которому в 2017 году частично отсутствуют официальные статистические данные.

К числу факторов, имеющих отрицательную тенденцию и повышающих уровень рисков, можно отнести лишь среднегодовой прирост промышленного производства, отклонение от индикаторного значения которого, за исследуемый период несколько увеличилось (+ 0,1 п.п.). Оставшиеся показатели, за

исключением численности населения и среднегодового прироста инфляции, несмотря на положительную динамику, входят в перечень опасных факторов, способных оказать существенное влияние на формирование и развитие рисков публичного управления, а значит должны быть подробно изучены.

Поэтому на текущий момент говорить о снижении уровня рисков публичного управления, несмотря на активное сокращение средней степени влияния отдельных отклонений изучаемых показателей от их индикаторных значений, слишком рано, а значит следует: во-первых, продолжить дальнейшее исследование искомых рисков и факторов их формирования и развития; а во - вторых, продолжить поиск и разработку эффективных методов управления данными рисками.

Так, продолжая изучение целевых индикаторов на федеральном уровне следует отметить, что несмотря на постоянную корректировку основных положений ранее изученной Концепции долгосрочного социально - экономического развития до 2020 года, ее основная идея, цель, задачи, мероприятия и другие элементы разрабатывались в еще 2008 году, т.е. более 10 лет назад, поэтому для целей настоящего исследования также следует обратить внимание на данные более актуального прогноза министерства экономического развития.

Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года[60], представляет собой более сложный аналитический документ, содержащий ожидаемые результаты социально­экономического развития как страны в целом, так и отдельно для ее субъектов по различным отраслевым направлениям, в том числе в соответствии с тремя вариантами прогнозных сценариев: консервативным (вариант 1), инновационным (вариант 2) и целевым (вариант 3).

Поэтому в документе содержится целая система показателей, но основными итоговыми параметрами достижения заданных результатов являются только 7 индикаторов, оценка достижения которых также позволит судить, с одной стороны, об эффективности мероприятий публичного управления, а с другой - о наличии (отсутствии) факторов формирования и развития рисков публичного управления.

Практический расчет степени влияния факторов, предусмотренных Прогнозом долгосрочного социально-экономического развития, на уровень рисков (Приложение З) также зиждется на вероятностной характеристике рисков публичного управления, а значит может быть описан параметрами ранее предложенных формул 1 и 2.

Изучаемая группа показателей точно также, как ранее проанализированные индикаторы Концепции социально-экономического развития, характеризуют, с одной стороны, частные особенности различных отраслей народного хозяйства, а с другой - в совокупности отражают итоговые результаты реализации мероприятий публичного управления и перспективу достижения общего социально-экономического эффекта. При этом 3 показателя полностью дублируют друг друга, отличие заключается лишь в их нормативных значениях.

Таким образом, оценивая возможность достижения фактическими данными прогнозируемых индикаторов можно отметить, что большая часть показателей (более 80%), также, как и в случаи ранее проведённой оценки, далека от установленных значений. Исключение составляет лишь среднегодовой прирост

инвестиции в основной капитал, который в случае консервативного варианта прогноза на всем периоде исследования и в 2017 году при инновационном варианте способен превысить нормативное значение более чем на 1 п.п. Также, учитывая допустимый предел колебания, к числу положительных факторов, достигающих порогового уровня, можно отнести среднегодовой прирост промышленности, который при консервативном варианте прогноза лишь в 2017 году опасно отклоняется, но не более чем на 0,1 п.п. При этом в ходе ранее проведенного анализа оба данных показателя устойчиво не достигали нормативных значений.

Подобная ситуация обусловлена несколько сниженными пороговыми значениями для всех показателей при консервативном и инновационном вариантах прогноза. Что же касается целевого варианта, то его уровень даже немного выше предусмотренного Концепцией. Поэтому ни один из изучаемых показателей в случае третьего варианта прогноза не способен даже приблизиться к установленным индикаторным значениям.

В подобной ситуации можно констатировать факт наличия в деятельности органов публичного управления неблагоприятных факторов, препятствующих достижению основных целей и задач изучаемого документа, а также достижению общего социально-экономического эффекта, т.е. констатировать наличие факторов формирования и развития рисков публичного управления. При этом в данных обстоятельствах также нельзя говорить о влиянии искомых факторов на изменение только одного конкретного риска, а можно судить о возможном колебании уровней всех изучаемых рисков.

Так, на рисунке 8 представлена средняя степень влияния факторов, предусмотренных Прогнозом социально-экономического развития, на уровень рисков публичного управления.

* значения уровня 2016 года ввиду важности данных факторов и отсутствия официальных статистических данных за требуемый период

Источник: составлено автором по данных Приложения З.

Рисунок 8 - Средняя степень влияния факторов, предусмотренных Прогнозом социально-экономического развития, на уровень рисков публичного управления

Оценивая полученные результаты, можно с уверенностью утверждать, что средняя степень влияния факторов на уровень рисков, согласно индикаторным значениям Прогноза социально-экономического развития, существенно выше ранее проведённой оценки возможности достижения результатов Концепции социально-экономического развития. Так, минимально возможное влияние изученных факторов регистрируется на уровне +18,3 п.п. в случае консервативного варианта прогноза в 2017 году. Оставшиеся варианты прогноза отражают возможность еще большего увеличения риск-нагрузки на деятельность органов публичного управления до +19,2 - +22,9 п.п.

Однако, если рассматривать в динамике полученные значения, то можно с уверенностью утверждать, что степень влияния данных факторов имеет положительную динамику к снижению, но не столь существенную, в среднем не более 1,8 п.п. в год. Основное опасение вызывают, как и ранее, факторы, связанные с динамикой импорта и эксперта продукции, они не достигают нормативных значений более чем на 50%, и тем самым создают сложившуюся непростую ситуацию. Подобная динамика обусловлена неоднозначной макроэкономической ситуацией, а также проводимой национальной политикой импортозамещения.

В результате, сложившаяся картина свидетельствует: во-первых, об относительно высокой вероятности не достижения (среднем на уровне 20%) поставленных цели и задач, предусмотренных изучаемым документом; во-вторых, о существовании в деятельности органов публичного управления различных рисков, в том числе связанных с не достижением намеченных индикаторов (Рисунок 5: пункты «Риски органов публичного управления» и «Риски индикаторов оценки»); и в-третьих, о реальной возможности увеличения уровня риск-нагрузки на деятельность объектов исследования.

В целом подводя итоги исследования оценки факторов формирования и развития рисков публичного управления на федеральном уровне можно отметить, что на текущий момент большая часть поставленных в стратегических документах целей и задач частично или полностью не достижима, поскольку

более 80 % изученных показателей существенно далеки от установленных нормативных значений. А следовательно, можно говорить о возникновении двухсторонних взаимосвязанных рисков. В частности, индивидуальных рисков, прямо связанных с недостигнутыми результатами стратегических документов, т.е. рисков не достижения стратегических целей и задач. А также прочих рисков, косвенно связанных с отдельными недостигнутыми индикаторами (факторами риска) или их группами, т.е. другими рисками системы публичного управления.

Риски в системе публичного управления, согласно действующей последовательности достижения индикаторных значений, возникают в первую очередь не на федеральном уровне, а на уровне субъектов РФ. Поэтому целесообразно провести оценку факторов формирования и развития рисков на региональном уровне. Для этого также можно использовать ранее предложенную методику оценки, основанную на вероятностных характеристиках рисков публичного управления, применяя параметры формул 1 и 2.

В качестве непосредственного объекта исследования на региональном уровне нами была выбрана Орловская область, поскольку, с одной стороны, она является составным элементом центрально федерального округа, что позволит с высокой вероятностью охарактеризовать уровень возможного изменения риск- нагрузки на деятельность органов публичного управления в центральной части России. С другой стороны, данный регион занимает одну из серединных позиций в рейтинге 2017 года по качеству жизни в стране (43 позиция), т.е. способен показать усредненное значение факторов формирования и развития рисков по стране в целом. Также область является одной из дотационных и имеющих множество неразрешенных проблемных вопросов, что предопределяет возможность существования достаточно высокого уровня риск-нагрузки на деятельность органов публичного управления.

Так, к основным стратегическим и программным документам Орловкой области, содержащим индикаторные значения результатов развитии региона, можно отнести следующие нормативно-правовые акты:

> распоряжение Правительства Орловской области от 02.12.2013 № 435-р «Об утверждении Основных направлений Стратегии социально-экономического развития Орловской области на период до 2020 года» [61];

> постановление Орловского областного Совета народных депутатов от 21.12.2018 № 31/823-ОС «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Орловской области до 2035 года» [62];

> распоряжение Правительства Орловской области от 13.12.2018 № 594-р «Об утверждении Прогноза социально-экономического развития Орловской области на период до 2035 года» [63];

> распоряжение Правительства Орловской области от 21.09.2018 № 485-р «Об одобрении прогноза социально-экономического развития Орловской области на 2019 год и плановый период 2020 и 2021 годов» [64];

> распоряжение Правительства Орловской области от 2 октября 2017 г. № 411-р «Об утверждении прогноза социально-экономического развития Орловской области на 2018 год и плановый период 2019 и 2020 годов» [65];

> распоряжение Правительства Орловской области от 05.10.2016 № 476-р «О Прогнозе социально-экономического развития Орловской области на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов» [66];

>распоряжение Правительства Орловской области от 15.10.2015 № 371-р «О Прогнозе социально-экономического развития Орловской области на 2016 год и плановый период 2017 и 2018 годов» 66 [67].

Однако, не смотря на многообразие выделенных нормативно-правовых актов, лишь их малая часть может быть практически использована для проведения сравнительного анализа индикаторных значений с фактическими данными, поскольку большинство документов разработаны на перспективу и оценить фактические результаты на текущий момент не представляться возможным. Так, постановление Орловского областного Совета народных депутатов № 31/823-ОС и распоряжения Правительства Орловской области №594-р, №485-р и № 411-р в текущем периоде исследования не могут быть рассмотрены. Поэтому для целей настоящего исследования нами были выбраны только распоряжения Правительства Орловской области № 435-р от 02.12.2013, № 476-р от 05.10.2016 и № 371-р от 15.10.2015, поскольку они реализуются в регионе на протяжении нескольких лет и уже могут демонстрировать достигнутые социально-экономические результаты публичного управления.

Проводя оценку достижения результатов, предусмотренных Стратегией социально-экономического развития Орловской области на период до 2020 года (Приложение И), необходимо отметить что документ содержит 3 различных варианта прогноза: инерционный (вариант 1), умеренно-оптимистичный (вариант 2) и инвестиционно-инновационный (вариант 3), каждый из которых имеет собственные индикаторные значения, увеличивающиеся пропорционально при переходе от первого варианта к третьему.

Представленные показатели в полном объеме способны охарактеризовать положение Орловской области, поскольку отражают различные социально - экономические стороны политики публичного управления. В частности,

демографическую, инвестиционную, экономическую и прочие ее разновидности. Поэтому проведенный сравнительный анализ позволит, с одной стороны, комплексно оценить эффективность мероприятий регионального публичного управления, а с другой - наличие факторов формирования и развития изучаемых рисков.

Особенностью проводимого анализа является то, что прогнозирование всех относительных показателей динамики на 2020 год используя метод экстраполяции уровней рядов динамики, ввиду специфики изучаемых индикаторов, не представляется возможным. При этом уровень регистрируемой безработицы, несмотря на сравнительно упрощенный вариант расчета, предопределить также невозможно, поскольку коэффициент детерминации (R J для составляющих его абсолютных величин чуть более 2%. В этой связи можно полноценно изучить среднюю степень влияния факторов, предусмотренных настоящей Стратегией, на уровень рисков публичного управления Орловской области только за 2015 год (Рисунок 9).

Так, анализируя данные представленные на рисунке 9 можно утверждать, что уровень региональных рисков публичного управления в Орловской области с достаточно большой вероятностью к заключительному моменту реализации мероприятий, предусмотренных изучаемой Стратегий, способен существенно возрасти, поскольку в среднем фактические значения показателей отклоняются от индикаторных на 4,9 - 10,5 п.п. в зависимости от выбранного варианта прогноза.

Сложившаяся ситуация в большей степени обусловлена низким уровнем реальных располагаемых денежных доходов населения на всем периоде исследования, относительно малым приростом ВРП, а также падением объема инвестицией в 2015 году. В последующих 2016-2018 годах в отношении данных показателей ситуация несколько улучшилась, однако не столь существенно что бы полноценно говорить о приближении к итоговым индикаторам 2020 года и выполнении всех поставленных целей и задач по достижению высокого регионального социально-экономического эффекта.

Источник: составлено автором по данных Приложения И.

Рисунок 9 - Средняя степень влияния факторов, предусмотренных Стратегией социально-экономического развития Орловской области на период до 2020 года, на уровень региональных рисков публичного управления

Положительное воздействие на снижение уровня риск-нагрузки оказывает лишь показатель объема отгруженных товаров, работ и услуг, который даже при самом труднодостижимом инвестиционно-инновационном варианте прогноза превышает нормативные значения более чем на 3 п.п. Такое же положительное воздействие, но только при инерционном варианте прогноза оказывает рост индекса промышленного производства, превышающий заданное значение чуть более чем на 0,9 п.п. Оставшаяся часть показателей, согласно параметрам

изучаемой стратегии, хоть и не в значительной мере, но увеличивает уровень рисков публичного управления

Что касается анализа спрогнозированных показателей, то с вероятностью более 99% можно утверждать о существенном сокращении численности населения Орловской области более быстрыми темпами нежели это предусмотрено Стратегией, при этом данный фактор способен увеличить уровень изучаемых рисков к 2020 году более чем на 3,7 п.п. Объем отгруженных товаров, работ и услуг, несмотря на положительную динамику в 2015 году, в прогнозируемом периоде с вероятностью более 89% продолжит расти, но не столь быстрыми темпами как это предусмотрено Стратегией, вследствие чего уровень риск-нагрузки также может увеличиться более чем на 6,9 п.п.

В результате, на текущий момент можно свидетельствовать, с одной стороны, о безусловной реализации намеченных в стратегии мероприятий и попытке органов публичного управления Орловкой области достичь поставленных целей и задач, а с другой - о наличии в деятельности данных органов высокого уровня рисков, т.е. высокой вероятности не достижения общего регионального социально-экономического эффекта.

Еще одними нормативно-правовыми и программно-целевыми документами, определяющими как перспективные направления, так и закрепляющими конечные результаты развития Орловской области является ежегодные распоряжения Правительства об утверждении прогнозов социально-экономического развития. В частности, для целей настоящего исследования нами выбраны наиболее актуальные распоряжения Правительства № 476-р от 05.10.2016 и № 371-р от 15.10.2015, в которых отражены индикаторные данные, позволяющие, согласно параметрам используемой методики (формулы 1 и 2), оценить степень влияния факторов на уровень рисков публичного управления.

Так, в Приложении К проведен сравнительный анализ фактических и нормативных значений показателей, отражающий оценку факторов формирования рисков публичного управления, согласно индикаторам Прогнозов социально-экономического развития Орловской области на период с 2016 по 2019

годы. В основе данного анализа лежит система индикаторов, состоящая из 25 показателей, представленных как абсолютными так и относительными величинами, что позволяет более подробно проанализировать как социально­экономическое положение исследуемого региона, так и оценить степень влияния факторов на уровень риск-нагрузки в деятельности органов публичного управления данного субъекта.

Таким образом, проводя оценку достигнутых нормативных значений можно утверждать о неоднозначной социально-экономической ситуации в Орловской области, поскольку, с одной стороны, большая часть важнейших показателей имеет негативное отклонение, способствующее увеличению риск-нагрузки на деятельность органов публичного управления. А с другой - оставшаяся часть показателей демонстрирует в краткосрочной перспективе возможность минимизировать и(или) полного исчезновения части некоторых частных факторов формирования и развития изучаемых рисков.

Например, к числу постоянно действующих резко негативных факторов можно отнести: сокращение объемов промышленного производства, в том числе обрабатывающего производства; снижение объемов инвестиций в основной капитал; спад вводимого в эксплуатацию жилья; недостаточный рост среднедушевых месячных денежных доходов населения. Негативными факторами, имеющими положительную динамику, являются: увеличивающийся оборот розничной торговли и оборот общественного питания; рост величины прожиточного минимума. В том числе к числу факторов, достигающих нулевой степени влияния на уровень рисков, относится: рост среднемесячной начисленной заработной платы; а также увеличение среднего и реального размера месячных пенсий.

Факторами, оказывающими постоянное положительное воздействие, выступают, к сожалению, только уровень официально зарегистрированной безработицы и уровень реальной заработной платы. При этом изучая в динамике ряд таких факторов, как объем выполненных строительных работ и объем производства сельскохозяйственной продукции, можно отметить смену их

нейтрального положения на негативное воздействие, что с высокой вероятностью способно увеличить уровень изучаемых рисков.

В комплексе сложившаяся ситуация обуславливает незначительный рост средней степени влияния изучаемых факторов на уровень региональных рисков публичного управления Орловской области (Рисунок 10).

Источник: составлено автором по данных Приложения К.

Рисунок 10 - Средняя степень влияния факторов, предусмотренных ежегодными Прогнозами социально-экономического развития Орловской области на 2016 - 2019 годы, на уровень региональных рисков публичного управления

Так, согласно данным рисунка 10, несмотря на снижающуюся амплитуду колебаний изучаемых факторов, в 2017 году в Орловской области можно отметить, с высокой долей вероятности, возможность увеличения уровня рисков публичного управления вследствие не достижения утверждённых значений индикаторов (более 70%), демонстрирующих итоговые результаты проводимой социально-экономической политики. В результате вероятность не достижения ожидаемого социально-экономического эффекта возросла в среднем более чем на 2,3 п.п., что безусловно отрицательно сказывается как на эффективности самого регионального публичного управления, так и, в первую очередь, на уровне жизни населения изучаемого региона.

Подводя итоги исследования регионального уровня рисков публичного управления можно отметить, что поскольку изучаемый объект исследования - Орловская область является, с одной стороны, одним из ярких представителей центрально федерального округа, а с другой -среднестатистическим субъектом Российской Федерации в целом, то на региональном уровне, точно также как и на федеральном, существует огромное количество разнообразных негативных факторов, препятствующих достижению поставленных целей и задач, т.е. факторов формирования и развития рисков публичного управления (в частности конкретного риска не достижения стратегических целей и задач).

В целом, в текущих неоднозначных макро и микроэкономических условиях, как на федеральном, так и на региональном уровне создается и реализуется множество стратегических и программных документов, развивающих различные отрасли народного хозяйства. При этом каждый их этих нормативных документов для обеспечения эффективности предусмотренных мероприятий утверждает перечень специализированных индикаторов, позволяющих, согласно вероятностной концепции сущности риска, в случае отклонения фактических данных говорить как о наличии факторов формирования и развития рисков, так и о вероятности существования самих рисков публичного управления.

Основываясь на положениях данной концепции, нами была проведена оценка наличия в деятельности органов публичного управления факторов формирования и развития рисков, которая показала: во-первых, что большая часть утвержденных индикаторов (в среднем более 70%) как на региональном, так и на федеральном уровне, не может быть достигнута при различных вариантах прогнозируемых сценариев; во-вторых, высокую вероятность не выполнения поставленных целей и задач, обеспечивающих достижение общего социально­экономического эффекта; в-третьих, о фактическом наличии в деятельности органов публичного управления различных факторов формирования и развития рисков, требующих в текущих обстоятельствах обязательного пристального внимания и контроля; и в-четвертых, о существовании самих рисков публичного управления, в частности конкретного риска не достижения стратегических целей

и задач (группа «Риски органов публичного управления»), также требующие своевременной эвальвации, трекинга и управления.

2.2

<< | >>
Источник: Щеголев Александр Владимирович. ИНТЕГРАЦИЯ ИНСТРУМЕНТАРИЯ РИСК-МЕНЕДЖМЕНТА В СИСТЕМУ ПУБЛИЧНОГО УПРАВЛЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Орел - 2019. 2019

Еще по теме Условия возникновения рисков в деятельности органов публичного управления:

  1. 3.1. Методика трекинга рисков в деятельности органов публичного управления
  2. Сущность и классификация рисков в системе публичного управления
  3. ОЦЕНКА УСЛОВИЙ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И АНАЛИЗ НОРМАТИВНО­ПРАВОВЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ В СИСТЕМЕ ПУБЛИЧНОГОУПРАВЛЕНИЯ
  4. 3.2. Методика управления рисками органов государственной и муниципальной власти
  5. Определение последовательности трекинга, эвальвации и управления рисками государственных и муниципальных органов власти
  6. Международный опыт управления рисками органов государственной и муниципальной власти
  7. Признаки противоправных действий органов корпоративного управления эмитента
  8. РАЗВИТИЕ МЕТОДИЧЕСКОГО ИНСТРУМЕНТАРИЯ УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ СУБЪЕКТОВ СИСТЕМЫ ПУБЛИЧНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  9. Интеграция инструментов риск-менеджмента в систему публичного управления РФ
  10. Экономическое содержание и основные элементы системы публичного управления
  11. Нормативно-правовая основа организации риск-менеджмента в системе публичного управления
  12. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ ПУБЛИЧНОГО УПРАВЛЕНИЯ НА ОСНОВЕ РИСК-МЕНЕДЖМЕНТА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ ПРАКТИКЕ
  13. Щеголев Александр Владимирович. ИНТЕГРАЦИЯ ИНСТРУМЕНТАРИЯ РИСК-МЕНЕДЖМЕНТА В СИСТЕМУ ПУБЛИЧНОГО УПРАВЛЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Орел - 2019, 2019
  14. 3.1 Развитие организационного управления деятельностью МИП на ос­нове формирования инновационной инфраструктуры региона
  15. Процессно-ориентированное управление персоналом в условиях развития кадрового менеджмента при организации профессионально­должностного продвижения персонала
  16. Страхование как инструмент снижения рисков при ипотечном кредитовании
  17. § 1. Правовое регулирование совмещения банковской деятельности и деятельности кредитных организаций на срочном рынке